М.Делягин: наглый и циничный грабеж России продолжается

15.11.2021

— Михаил Геннадьевич, почему тема государственного бюджета в России, одна из основных при обсуждении парламентской жизни, как-то вообще ушла на задний план?

— Возможно, это связано с тем, что есть люди, рассматривающие бюджет как собственный кошелек, куда посторонним заглядывать неприлично. Вот и данные по исполнению федерального бюджета за первую половину 2011 года были опубликованы со значительным отставанием от обычного срока, вероятно, не только из-за понятных летних отпусков, но и в силу создающего затруднения противоречия официальных данных по исполнению федерального бюджета официальным же заявлениям о напряженности его исполнения и даже дефицитности.

Доходы федерального бюджета за первое полугодие составили 5,3 трлн. руб. (22,1% ВВП); годовые проектировки выполнены на 51,5%, что, учитывая инфляцию, является перевыполнением полугодовых проектировок не менее чем на 7%, а с учетом дополнительного сезонного всплеска доходов в конце года, хотя и уступающего по своим масштабам всплеску расходов — и вовсе более чем на 10%.

— Ну так нефтегазовая экономика, цены выросли…

— Поразительно, но нефтегазовые доходы, несмотря на значительное превышение мировых цен на нефть над заложенным в бюджет уровнем, существенно отстают от не-нефтегазовых. В самом деле, годовые проектировки по первым выполнены за полугодие лишь на 48,6%, в то время как по вторым — на 54,5%. Это означает более быстрое развитие ненефтегазового сектора (хотя, безусловно, и на основе нефтегазовых денег, просто проходящих через несырьевых контрагентов рынка), но и вопиющую бюджетную неэффективность нефтегазового сектора.

— Но так же не бывает?..

— Тогда либо его доходы фантастически занижаются при прогнозировании бюджета, либо они утаиваются от бюджета в огромных масштабах.

Расходы федерального бюджета в первом полугодии — 4,7 трлн. руб. (19,4% ВВП) — составили лишь 42,3% от годовых проектировок, что свидетельствует о продолжающихся масштабных задержках финансирования. Эта весьма последовательно проводимая политика Минфина способствует воровству, спекуляциям и как минимум дестабилизирует бюджетников уже более десяти лет. В частности, именно задержка финансирования вынуждает российский ВПК кредитоваться у банков, что держит его в придушенном и умирающем состоянии, а банкам позволяет зарабатывать огромные деньги — при том что недоданные ВПК деньги часто направляются на бюджетные депозиты в банки. Сама эта схема до боли напоминает залоговую приватизацию 1996 года, когда перед вторыми выборами Ельцина банкиры — будущие олигархи — кредитовали бюджет под залог самых лакомых кусков российской экономики за счет бюджетных же денег, размещенных в их банках.

Профицит первого полугодия составил 640,2 млрд. руб. — 2,7% ВВП, причем, если в апреле после профицитного первого квартала наблюдался спорадический дефицит в 0,4% ВВП, в мае он сменился огромным по любым меркам профицитом в 5,3, а в июне — уже в 5,9% ВВП. Доходы в июне достигли беспрецедентного уровня, превысив 1,1 трлн. руб. (25,7% ВВП), причем весь прирост по сравнению с маем (243,8 млрд. руб., или на 28,3%) был обеспечен именно за счет ненефтегазовых доходов (которые выросли с 373,9 до 630,8 млрд. руб. — почти в 1,7 раза); нефтегазовые же даже незначительно снизились — на 13,1 млрд. руб.

Июньский профицит в 254,9 млрд. руб. (превышающий весь профицит первого квартала — 178,0 млрд. руб.) почти весь пошел на увеличение банковских депозитов: если в мае на них было положено 69,3 млрд. руб., то в июне — уже 228,0 млрд. (для сравнения: за первый квартал депозиты выросли лишь на 54,6 млрд. руб.). Таким образом, федеральный бюджет наращивает финансовую поддержку банковской системы России, беспрецедентную в условиях благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры (да и в целом отсутствия серьезного экономического кризиса): за полугодие чистое размещение бюджетных средств на банковских депозитах составило 355,1 млрд. руб.!

— И это в стране, в которой из-за отсутствия денег в бюджете каждый день умирают дети?

— Продолжилась политика наращивания внутреннего долга: за профицитный первый квартал он был увеличен на 280,1 млрд. руб., в апреле при дефиците в 15,0 млрд. руб. он вырос на 67,5 млрд., а затем темп его увеличения стал нарастать: в мае — 115,5 млрд., а в июне — уже 185,4 млрд.; всего же за первую половину 2011 года внутренний долг России искусственно раздут на 648,5 млрд. руб. Эти средства легли мертвым грузом на счета федерального бюджета: неиспользуемые остатки на них выросли за полгода на 1,4 трлн. — с 4,0 до 5,4 трлн. руб. (52% годовых доходов, 49% годовых расходов).

В первом квартале 2011 года эти остатки выросли на 653,5 млрд., и даже в дефицитном апреле они были увеличены на 26,8 млрд. руб. (что почти вдвое превысило дефицит). В мае их рост составил 311,3 млрд., а в июне — беспрецедентные 403,0 млрд. руб. Из 5,4 трлн. руб. остатков средств на счетах бюджета лишь 3,4 трлн. находится в бюджетных фондах.

Таким образом, средства от увеличения внутреннего долга идут на поддержку банковской системы России и замораживание средств в бюджете, причем все три операции, похоже, являются для Минфина самостоятельными ценностями.

Остается вопрос, какое отношение эти ведомственные ценности имеют к национальным интересам и насущным нуждам народа?

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. самые свежие новости Украины России и мира сегодня за последний час..