Глобальная оттепель экономики

27.01.2024

Чем запомнится экономистам минувший год? Прежде всего тем, что он… не оправдал ожиданий. Оно и к лучшему — год назад мрачных прогнозов было хоть отбавляй, к счастью, не сбылся ни один. Конечно, мы получили очень сильный удар, но устояли.

Что было

Даже самым отчаянным скептикам придется признать — все не так плохо. За год не было ни массового банкротства предприятий, ни повального разорения банков. Есть даже плюсы, например, инфляция уложилась в рекордно низкие для нашей страны 7,5% годовых. В результате впервые с 2000 г. выросла реальная стоимость народных сбережений в банках (они давали 9-14% годовых). Заодно люди научились беречь деньги — потребительский бум закончился, зато объем сбережений в банках постоянно растет, в следующем году он достигнет рекордных 7 трлн. рублей.

Но главное — в целом экономике удалось сохранить стабильность. Да, валютные резервы страны похудели, но не испарились — они превышают 440 млрд. долларов. Что касается ключевого показателя — объема ВВП, то он приблизился к 39 трлн. рублей. По этому параметру мы по-прежнему находимся на седьмом месте в мире.

В общем, многие думали, что будет гораздо хуже. Перелом ситуации к лучшему произошел ближе к осени, когда даже самым заядлым пессимистам стало ясно, что «второй волны кризиса» не будет. В этом смысле очень показательна эволюция, которую претерпели взгляды министра финансов Алексея Кудрина. В марте он отличился серией крайне мрачных прогнозов. Изумленная публика услышала от него: надежды, что «рынок проснется», не оправдались, цены на сырье опять рухнут, после чего бюджет останется гол как сокол. Тем временем банки накроет вал «плохих долгов», поэтому мы столкнемся с угрозой… коллапса финансовой системы.

Правда, покричав «волки», министр быстро успокоился и, видимо, пришел к выводу, что апокалипсис отменяется. Еще бы: вскоре стало ясно, что «загибающейся» экономике не так уж плохо. Первый свет в конце туннеля блеснул, когда правительство объявило, что ему не удалось потратить в полном объеме даже первый антикризисный транш в 1 трлн. рублей.

Дело тут вовсе не в скупости. Вот примечательный факт: год назад тысячи владельцев заводов штурмовали приемные Минфина, Минпрома и Администрации президента. Все как один мечтали попасть в «список комиссии Шувалова» — перечень стратегических предприятий, которым власти помогут в первую очередь. Штурм быстро закончился: уже в октябре вице-премьер Игорь Шувалов дал понять, что «прием новых членов» окончен, а в декабре комиссию расформировали, потому что предприятия в целом встали на ноги и в ней отпала надобность.

Важнее всего, что такой же «разворот на 180o» произошел в головах не только экономического блока правительства, но и самих предпринимателей. Предприятия явно устали жить в постоянном страхе перед кризисом, поняли, что денег от властей больше не получат, и задумались, не пора ли покинуть приемные и вернуться к профильной деятельности.

Собственно, многие ее и не прекращали. Порой создается впечатление, будто последний год промышленность лежала пластом, а то и вовсе пребывала в коме. Но это не так — многим предприятиям было нелегко, но развитие не останавливалось. «Острая фаза падения промышленного производства в целом завершилась в феврале 2009 года. С марта наметился рост», — констатирует эксперт Центра развития при Высшей школе экономики Федор Баранов.

Так что кризис «уложил» далеко не всех. Уж на что тяжко прошлой осенью пришлось металлургам. Из-за сокращения мирового спроса на сталь в худшие месяцы падение производства достигало 40-50%. Между тем именно в нынешнем году в российской металлургии произошел технологический прорыв — во всех пяти крупнейших холдингах идет интенсивное обновление оборудования, потому что кризис заставил их задуматься о росте производительности труда. При этом две компании ввели в строй «Стан-5000», который позволяет выпускать бесшовные трубы сверхбольшого диаметра. Достаточно сказать, что во всем мире насчитывается только полтора десятка таких станов.

За компанию с металлургией оживилась угольная промышленность. Оно и понятно — металлурги нарастили заказ на топливо, поэтому только в октябре уголь подорожал в 1,5 раза. Неудивительно, что ноябрьский аукцион Роснедр по продаже лицензии на разработку Межегейского месторождения угля в Туве вызвал небывалый ажиотаж.

Уроки кризиса

Во-первых, страна по-прежнему сильно зависит от сырьевых доходов. Не стоит обольщаться — если бы не стабилизация цен на энергоносители, правительство не смогло бы свести концы с концами, сохранить большую часть валютных запасов и удержать рубль. Тогда кризис ударил бы по нам во много раз сильнее.

Во-вторых, в России слишком велика доля государства в экономике. Если считать по доле имущества, принадлежащего государству, она составляет более 50%, а с учетом косвенного контроля превышает 75%. В кризис это позволило сохранить миллионы рабочих мест и часть инвестиций в обновление производства. Но также это ударило по нам рикошетом. Государственные предприятия работают хуже частных, из-за этого в стране относительно низкая производительность труда, а потому мы «теряем» значительную долю ВВП. Проще говоря, будь в России больше частной собственности, спад производства был бы не таким сильным и мы не стали бы рекордсменом со знаком «минус» среди 20 наиболее развитых государств, отстав даже от Польши и Бразилии.

В-третьих, в стране все еще слишком слабая финансовая система. Чуть только тряхнуло — банки немедленно заморозили выдачу кредитов предприятиям, и этим чуть было не загнали в гроб весь малый и средний бизнес, а также значительную часть промышленности. Если бы не правительственный триллион — мы остались бы буквально на руинах.

Так что нынешняя передряга преподнесла нам весьма показательные уроки. Будем надеяться, что экономика усвоит их на пять баллов и в следующий раз пройдет испытание кризисом намного лучше, чем получилось в прошлом году.

Что будет

Обнадеживающих примеров хватает. В частности, «АН» рассказывали, что именно в разгар кризисного года в России начался бум кораблестроения. Оживилась легкая промышленность, а строители собрались с силами и наконец-то достроили три гигантских моста-долгостроя, оставшихся с советских времен.

Разумеется, это не значит, что кризис завершился, а промышленность вышла из пике и чувствует себя лучше некуда. Если обрисовать картину в целом, ситуация далека от благополучия. Больше всего экспертов тревожит то обстоятельство, что мировой кризис ударил по нашим предприятиям гораздо сильнее, чем ожидали. «Предстоит уточнить, на 8% или 10% упал российский ВВП в 2009 году. Но уже точно известно, что это падение было одним из самых сильных в годовом исчислении за послевоенный период и самым сильным среди двадцати ведущих экономик мира», — объясняет профессор Российской экономической школы Константин Сонин.

К счастью, экономисты единодушны во мнении, что в следующем году такой обвал не повторится. Споры идут лишь о том, начнется ли у нас небольшой рост экономики — на 2-3% в год — или она еще несколько месяцев будет топтаться на месте. Основа оптимизма проста: эксперты ожидают роста мировых цен на энергоносители, которые формируют почти две трети доходов российского бюджета. Но есть и более тонкий расчет: за кризисный год потребительский спрос в стране сократился гораздо сильнее, чем реальные доходы населения. Иными словами, как только люди поверят, что завтра станет лучше, они начнут тратить деньги интенсивнее, и экономика резко оживится.

Если начнется стремительное восстановление потребительского спроса, банки возобновят массовую выдачу кредитов. После этого очнется от комы сначала средний, а затем и малый бизнес, и производство быстро вернутся к докризисному уровню.

Этот сценарий выглядит наиболее вероятным, так что те, кто пророчил нам новую Великую депрессию, оказались не правы.

Пять знаковых событий года

Юрьев день должника

По данным Центробанка, каждый пятый россиянин, взявший потребительский кредит, не смог расплатиться в срок, общие долги населения превысили 1 трлн. рублей. Власти решили помочь должникам: Госдума приняла ряд законов, существенно облегчающих их участь.

Во-первых, банкам запретили в «одностороннем порядке сокращать сроки кредитных договоров» — проще говоря, требовать досрочного погашения долга. Но если сам заемщик этого захочет, он имеет полное право вернуть кредит раньше. При этом банк не имеет права брать штрафы за досрочное погашение.

Во-вторых, депутаты ополчились на банковские комиссии. Это разнообразные «ежемесячные проценты за ведение ссудного счета» — распространенный трюк, с помощью которого стоимость кредита легко повышается до 50-100% годовых вместо заявленных в рекламе 15-20%.

В-третьих, Госдума собирается принять революционный закон, запрещающий банкам повышать проценты по уже выданным кредитам. Сейчас они имеют право вносить такой пункт в договор, но в начале 2010 г. увеличение процентов задним числом, скорее всего, станет незаконным.

Куриная революция

В 2009 г. начался небывалый подъем в сельском хозяйстве. Выпуск продукции вырос на 36 млрд. руб., производство мяса увеличилось на 550 тыс. т, птицы — на 318 тыс. т, свинины — на 182 тыс. т, молока — на 120 тыс. тонн. В результате российские продукты сильно потеснили импорт — с начала 2009 г. поставки еды из-за рубежа сократились на треть. Теперь каждые два из трех килограммов курятины и свинины на наших столах — отечественная продукция, а знаменитые «ножки Буша» практически пропали из магазинов. Но самое интересное — впервые за последние 70 лет наша страна начала импорт курятины. Осенью сразу восемь российских птицеперерабатывающих фабрик подали заявки на поставку своей продукции в страны ЕС.

Народный рост

По данным Росстата, последние 15 лет страна стабильно вымирала со скоростью… 1 млн. человек в год. Однако в августе 2009 г. правительство ждал подарок — впервые за долгие годы в России зафиксировали хоть и небольшой, но стабильный рост рождаемости. Это очень обнадежило экономистов и стало полной неожиданностью для многих специалистов по демографии — большинство из них утверждали, что в нашей стране никоим образом не может начаться естественный рост населения.

Заводы не пропадут

После волнений в Солнечногорске и Пикалево, вызванных остановкой градообразующих предприятий-кормильцев, правительство всерьез взялось за решение проблемы моногородов. В России 400 таких населенных пунктов, половина из них находится в сложном экономическом положении. Рецепт спасения таков: 27 самых проблемных моногородов получат 10 млрд. руб. помощи из федерального бюджета. Деньги пойдут на создание тысяч рабочих мест, прежде всего — в области малого бизнеса. При этом массового переселения людей не планируется. Единственное исключение — поселок Ревда в Мурманской области. Дело в том, что местный градообразующий Ловозерский горно-обогатительный комбинат полностью истощил природные ресурсы и давно не выпускает ничего, кроме сувенирной продукции.

Торговые неурядицы

Госдума приняла «Закон о торговле» в варианте, который в целом выгоден производителям продукции, а не торговым сетям. Это произошло после пяти лет борьбы, жарких споров и постоянных «отправлений документа на доработку». Основное новшество — закон резко ограничил произвол сетей, которые обирают производителей, расплачиваясь с ними через пень-колоду, требуя деньги за «входные билеты» (право продавать свой товар в данной сети) и заставляя платить за места на полках. Понятно, что небольшим региональным предприятиям это не по карману, а дополнительные издержки тех, кто сумел пробраться в сети, в конечном счете оплачивают покупатели. Эксперты объясняют, что в итоге с учетом всех тайных поборов реальная наценка розничных сетей превышает 70%. Теперь есть надежда, что накрутки снизятся, а малые предприятия заживут легче.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. самые свежие новости Украины России и мира сегодня за последний час..