Почему Онищенко испугался картошки

12.11.2023

Откуда к нам приходят овощи, которые мы едим, и почему государство не заботится о том, чтобы они производились в России….. Мало кто обратил внимание, что последний запрет, введенный на импорт овощей из ЕС главным санврачом Геннадием Онищенко, не распространялся на картофель, пишет ИА Казах-Зерно. Можно возразить, что сырым его не едят и потому нет угрозы инфекции. Ну а почему тогда вне закона оказались баклажаны или брокколи?

Причина такой избирательности наверняка в другом. После прошлогодней засухи своего картофеля в стране давно нет, сейчас он и подавно весь импортируется, нового урожая еще ждать и ждать. С остальными традиционными для России овощами такая же ситуация, но все вместе они не сравнятся по объемам потребления с картофелем. Введи на него Онищенко запрет, будет большой дефицит и большой скандал. Так что главный санитар, запрещая импорт овощей, тему картофеля корректно обходил. А поговорить бы стоило, ведь тогда стал бы очевиден масштаб нашей зависимости от импорта.

В феврале 2010 г. с большой помпой Дмитрий Медведев подписал доктрину продовольственной безопасности страны. Документ спорный, разработанный еще в незапамятные времена и в общем-то не обязательный к исполнению. Но среди прочего, для обеспечения этой самой безопасности наша страна должна производить не менее 95% запасов картофеля в стране. Это самая высокая планка, такую же надо удерживать еще и по зерну.

Казалось бы, ну есть эта доктрина и ладно, зерно растет, свиньи размножаются, рынки развиваются. Но засуха сыграла злую шутку с амбициями чиновников по созданию аграрной сверхдержавы. В короткое время наша страна из одного из крупнейших экспортеров зерновых в мире превратилась в импортера. А овощи? Такое впечатление, что про проблемы с их собственным производством вспомнили только сейчас, когда перекрыли поставки из ЕС. А нарисованные на бумаге 95% по производству картофеля просто были подогнаны, чтобы не портить идиллии с продовольственной безопасностью.

Уже который год подавляющий объем производства приходится у нас на собственные хозяйства населения. По данным Росстата, внутреннее производство картофеля на 80% обеспечивают частники, огурцов – на 90%, помидоров – на 80%, капусты – на 75%, свеклы и моркови – на 70%. То есть на промышленное производство и фермеров приходится в лучшем случае треть, а так всего 10–20% всего объема урожая. Понятно, что население само себя старается обеспечить овощами, но где же тут тогда государственная забота о продовольственной безопасности?

Где современные технологии, новый биологический материал, большие объемы, в общем все то, что связано с приходом крупных инвесторов и промышленным производством? Более того, розничные сети не работают с частными хозяйствами. Помимо требований по стабильным и крупным объемам поставок встают еще вопросы качества и конкурентной цены. Надо ли удивляться большому объему импорта на прилавках даже по традиционно российским овощам, не говоря уже о тех видах, что у нас вообще не выращиваются (см. список и графики ниже)?

Как-то так оказалось, что овощи до сих пор не были никому интересны. И это при наличии госпрограммы поддержки и развития сельского хозяйства. А более или менее приличные результаты есть в тех отраслях, где уже сформировалось крупное промышленное производство и есть мощное лобби. Крупнейшим в стране молочным агрохолдингом «Красный восток» владеет депутат Айрат Хайруллин, сенатор Сергей Лисовский до недавнего времени был собственником производителя птицы «Моссельпром». А холдинг «Русагро», принадлежащий семье сенатора Вадима Мошковича, в своем проспекте перед IPO вообще написал, что бизнес в России напрямую зависит от отношений собственника с властью.

Когда в 2009 г. с боем принимался закон о торговле, то сторонники антиритейлерских мер сетовали на ужасающие препятствия, какие сети чинят сельхозпроизводителям. И хотя у крупных агрохолдингов не было и нет проблем с доступом к прилавкам сетей, у розницы не было шансов на гуманный закон. А в судьбе мелких и средних сельхозпроизводителей, нуждами которых прикрывались лоббисты, ничего с тех пор особо не изменилось. И сектор производства плодоовощной продукции – это как раз тот случай, где нет крупных игроков.

Директор Prosperity Capital Management Алексей Кривошапко объясняет отсутствие крупного бизнеса в производстве овощей высокой капиталоемкостью сектора. Затраты на строительство современных теплиц находятся на уровне $3000-4000 за кв.м. У относительно крупных производителей годовая выручка составляет несколько десятков миллионов долларов (выручка таких агрогигантов, как «Черкизово» или «Русагро» – в районе $1 млрд). Исполнительный директор «Совэкон» Андрей Сизов уточнил, что сектор производства плодоовощной продукции сложен еще и с точки зрения технологий и логистики. Кроме того, у нас до последнего времени ничем не был ограничен импорт дешевых овощей из ЕС и Турции, в отличие от того же мясного сектора, где импорт квотируется.

Вчера ЕС заявил, что направляет своих представителей в Россию для устранения препятствий к восстановлению импорта. Ведь, несмотря на обещание Онищенко, наши границы для европейских овощей пока закрыты. Но те, кто следит за деятельностью главного санитарного врача, могут отметить одну особенность: его громкие запреты зачастую связаны с внешней политикой, а не с интересами игроков внутреннего рынка. И очень возможно, что дело вообще не в овощах. А что временно какой-нибудь капусты не будет, так это вы уж как-нибудь сами выращивайте.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. самые свежие новости Украины России и мира сегодня за последний час..