Чиновники узурпировали процесс приватизации

24.12.2023

План продажи госсобственности вызывает недоумение, или о том, как в России любят ставить все с ног на голову.

Экономисты говорят, что приватизация – это процесс продажи или передачи государственной собственности в частные руки. А частная собственность составляет основу рыночной экономики. Большой удельный вес госсобственности свидетельствует о том, что государство является приверженцем плановой экономики – как, например, Северная Корея или Куба.

Заседание правительства, на котором утверждался новый план приватизации на ближайшие три года, еще раз дал повод задуматься: а какой хотят видеть экономику России участники обсуждения, то есть члены кабинета министров? Плановой, рыночной, или же намерены и дальше идти в разные стороны?..

Дмитрий Медведев в очередной раз заявил, что приватизация является приоритетом и идеологическим вопросом для правительства. Но при этом подчеркнул: «Наша задача заключается в том, чтобы реализовать эти активы по максимальной цене, получить максимум денег для бюджета».

Выдержать идеологическую линию и при этом хорошо заработать – задача действительно не из легких. Премьер посетовал, что в ходе подготовки заседания документы неоднократно пересматривались, в том числе и вице-премьерами, дорабатывались. «Как обычно, по теме приватизации было много разногласий», – отметил Медведев.

Дальнейший ход заседания подтвердил, что однозначное отношение к продаже государственной собственности среди членов правительства до сих пор не сложилось.

Так получилось, что очередную программу приватизации готовило Минэкономразвития во главе с Андреем Белоусовым, а выступать с основным докладом пришлось новому министру экономики Алексею Улюкаеву.

По его данным, до 2016 года доходы от приватизации должны составить около 1,7 триллиона рублей. Часть из этих средств будет направлена на развитие самих компаний, увеличение их уставных капиталов. А порядка 630 миллиардов рублей поступит непосредственно в бюджет.

В будущем году в госказну направят примерно 180 миллиардов рублей, в 2015 году – 140 миллиардов рублей, в 2016 году – 300 миллиардов рублей. Кроме того, отметил Улюкаев, в общую сумму включены 380 миллиардов рублей, которые в виде дивидендов «Роснефтегаза» поступят по результатам продажи акций компании «Роснефть».

Несколько позже, уже в ходе обсуждения, глава Минфина Антон Силуанов высказал удивление столь оптимистичным цифрам. По его расчетам, они будут значительно скромнее.

Улюкаев также сообщил, что через три года государство планирует полностью выйти из капиталов ОАО «Ростелеком», ОАО «Росспиртпром», аэропортов Внуково и Шереметьево, «Интер РАО ЕЭС», Объединенной зерновой компании, «Роснано». Государственные доли в РЖД, «Транснефти», «Уралвагонзаводе», Государственной транспортной лизинговой компании планируется сократить до 75% плюс 1 акция.

Ожидается, что частичная приватизация госпакетов акций затронет таких гигантов, как «АЛРОСА», «Совкомфлот», «Аэрофлот», «Банк ВТБ», «РусГидро», «Роснефть» и «Зарубежнефть».

Список предприятий, подлежащих приватизации, оказался огромным. Из 2337 компаний, относящихся к федеральной собственности, в него вошли 1200 акционерных обществ, в том числе 765 компаний – это переходящий остаток из прежней программы приватизации и 436 – новые объекты.

Из 1800 унитарных предприятий в приватизационные списки включили 638, из которых 513 планировалось приватизировать раньше, но по разным причинам сделать этого не удалось.

А вот «Россельхозбанк» и «Росагролизинг» Улюкаев предложил не приватизировать, пояснив, что их планируется реструктурировать по специальному плану и по возможности превратить в институты развития. Что означает понятие «институт развития» применительно к крупнейшему сельскохозяйственному банку страны, остается загадкой.

Банки вообще оказались в центре внимания. В ходе обсуждения глава ЦБ Эльвира Набиуллина попросила исключить из плана снижение госдоли в «Сбербанке». Первый вице-премьер Игорь Шувалов предложил не сокращать госдолю в ВТБ, да и решение по пакету РЖД пока отложить. То есть самые «лакомые куски» по-прежнему оставить в госсобственности.

Зато консолидацию активов столичных аэропортов Внуково и Шереметьево Шувалов потребовал провести в кратчайшие сроки. Это и понятно: первый вице-премьер отвечает в правительстве за создание московского авиаузла и крайне заинтересован в том, чтобы крупнейшие аэропорты перешли в частные руки.

Министр регионального развития Игорь Слюняев тоже попросил пока не трогать 49 предприятий, относящихся к Госстрою, поскольку они уникальны и относятся к технически сложным объектам.

Складывается впечатление, что у каждого из собравшихся в зале есть свой индивидуальный план приватизации, который зависит от личных долгосрочных карьерных устремлений или от завуалированных финансовых выгод. Их можно получать еще многие годы, управляя якобы неэффективной госсобственностью. А значит, и торопиться не надо: нужно действовать выборочно, с оглядкой на собственный интерес.

Противодействие плану приватизации началось сразу же в ходе обсуждения в правительстве. А значит, оно продолжится и дальше. Трудно себе представить, как соотносится приватизация доли «Роснефти» с планами самой компании, которая ведет на рынке жесткую политику поглощений. За последнее время она приобрела ТНК-ВР, «Итеру», присматривается к «Башнефти», и вдруг – продавать?!

Приватизацию «Объединенной авиастроительной корпорации» и «Объединенной судостроительной корпорации» решили перенести на 2024 год, потому что нынешняя рыночная конъюнктура не способствует успешным продажам.

Директор по макроэкономическим исследованиям НИУ «Высшая школа экономики» Сергей Алексашенко назвал «отговорками» аргументы тех, кто ссылается на плохие рыночные условия, мешающие проводить приватизацию.

«Правительство явно или неявно принимает решения оставить какие-то пакеты акций. Хочется знать, почему. Это не вопрос о том, нужно это делать или не нужно. Вопросы наши касаются того, что с ними будет делаться, – подчеркнул Алексашенко. – И если предлагается оставить компанию А или банк Б в собственности государства, то нужно понимать, что государство будет с ними делать. И вот это «что», к сожалению, пока непонятно».

На вопрос Алексашенко никто из членов кабинета министров не ответил. А значит, остался без ответа и главный вопрос – о будущем российской экономики, долго ли она будет находиться в полуподвешенном, неустойчивом состоянии, который стыдливо называют «переходным периодом».

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. самые свежие новости Украины России и мира сегодня за последний час..