Косыгинская инициатива — важная веха хозяйственной истории

20.03.2023

Осмысление уроков экономической истории Отечества, особенно хозяйственной реформы 1965 года, актуально по ряду причин, но прежде всего в силу необходимости осуществлять и ныне проводимые экономические преобразования в стране с мак­симально полным учетом опыта прошлых лет, чтобы по возможности минимизировать издержки таких преобразований для общества.

Между тем и сегодня нередко бытует ошибочное мнение, что раз Россия ныне идет по рыночному пути развития, то и накопленный в минувшие годы богатейший опыт дорыночного хозяйственного развития страны как бы ни к чему.

К середине 1960-х годов, несмотря на видимые улучшения количественных показателей развития народного хозяйства СССР за годы прошедшей семилетки (1959–1965 гг.) – рост объема промышленного производства, введение в строй большого числа крупных промышленных предприятий, осуществление ряда значительных мероприятий по повышению уровня материального благосостояния народа, – качественные его параметры ухудшались: произошло снижение размеров национального дохода и промышленной продукции, приходящихся на рубль основных производственных фондов, темпы роста производительности труда в промышленности, представля­ющие собой важный показатель эффективности общественного производства, замедлились.

Между тем потребности населения, оборона страны, соперничество с капиталистическим миром, укрепление социалистического лагеря настоятельно диктовали какие-то радикальные шаги в экономике. Партийно-государственное руководство СССР встало перед альтернативой: либо расписаться в неспособности изменить экономику страны к лучшему, либо что-то попытаться здесь все-таки предпринять.

Советский премьер, высококомпетентный и широкоизвестный в хозяйственных кругах страны А.Н. Косыгин, находясь на вершине народнохозяйственного руководства, ставит после тщательного анализа авторитетный и добротный диагноз о состоянии советской экономики и предлагает, на его взгляд, адекватные этому состоянию и благоприятным перспективным наметкам меры ее оздоровления. Он инициирует хозяйственную реформу, впоследствии справедливо нареченную «косыгинской».

А.Н. Косыгин предлагает начать шаги в правильном направлении прежде всего с оздоровления промышленного производства – решающего звена народного хозяйства страны. Чтобы правильно понять, как дальше развивать промышленность, по его мнению, «следует учесть ряд обстоятельств, характеризующих современную стадию развития общественного производства». Каковы же эти обстоятельства?

Это возросшие в огромной степени масштабы производства, увеличение объемов капитальных вложений и размеров производственных фондов, значительное усложнение хозяйственных связей, необходимость максимально быстрого внедрения в производство новейших достижений науки и техники, что в свою очередь выдвигало на первый план вопросы технического уровня, качества, надежности продукции, эффективности ее использования.

Сказанное обусловливало необходимость создания огромных накоплений для капитальных вложений наряду с одновременным обеспечением значительного роста материального благосостояния народа. А это в свою очередь ставило со всей остротой задачу расширения источников роста ресурсов. На первый план в качестве центральной проблемы выдвигались всемерное повышение эффективности общественного производства, экономия затрат труда, неуклонное и значительное увеличение отдачи от капитальных вложений и основных производственных фондов.

Каким же образом имелось в виду оздоровить промышленность? На Пленуме ЦК КПСС 27 сентября 1965 года А.Н. Косыгин выступает с обстоятельным и убедительным докладом об улучшении управления промышленностью, совершенствовании планирования и усилении экономического стимулирования промышленного производства. Имея в виду решения, которые примет Пленум по его докладу, А.Н. Косыгин говорит, что они «внесут в плановое руководство промышленностью большие изменения. Это, по сути дела, важная хозяйственная реформа (курсив мой. – В.К.)…»

Кратко фундаментальные идеи предлагаемой хозяйственной реформы выглядели в виде следующих взаимосвязанных положений: 1) резко усилить свободу действий предприятий, ослабить их зависимость от централизованной опеки; 2) максимально заинтересовать работника в улучшении не только индивидуального итога своей работы, но и результата деятельности всего предприятия; 3) вернуться (от территориального, совнархозовского) к отраслевому принципу управления промышленностью, что позволило бы наиболее эффективно реализовать в ее развитии научно-технические достижения.

Первые, в том числе экспериментальные, итоги работы промышленных предприятий по-новому обнадеживали. Как бы то ни было, одно несомненно – импульсы, которые дали промышленности, всей экономике мероприятия по хозяйственной реформе, позволили завершить восьмую народнохозяйственную пятилетку (1966–1970 гг.) с показателями более высокими, чем в предыдущих и последующих советских пятилетках.

Так, среднегодовые темпы роста национального дохода страны в 1961–1990 гг. в СССР составили (в %): в 1961–1965 гг. – 6,5; 1966– 1970 гг. – 7,8; 1971–1975 гг. – 5,7; 1976–1980 гг. – 4,3; 1981–1985 гг. – 3,6 и в 1986–1990 гг. – 2,4.

Однако уже через год-другой после начала реформы стали все чаще обнаруживаться одни препятствия за другими. И на ХХIII (1966 г.), и на ХХIV (1971 г.) съездах КПСС о хозяйственной реформе в их главных документах почти ничего внятного ни о ходе, ни о ее судьбе сказано не было – даже в профильных докладах самого А.Н.Косыгина. Это воспринималось как серьезный симптом ее свертывания.

Чтобы избежать обязывающих суждений о временных рамках и конкретных итогах предпринятой реформы, А.Н.Косыгин на ХХIV съезде вынужден был прибегнуть к сильно расширительному ее толкованию. Он, как бы между прочим, замечает: «Хозяйственная реформа – не единовременный акт. Это процесс совершенствования управления хозяйством в целях мак­симального использования всех преимуществ социалистического строя».

В приватной беседе с главой правительства Чехословакии Л.Штроугалом в дни съезда А.Н.Косыгин непривычно для себя открыто и остро критикует сложившееся отношение к хозяйственной реформе: «Ничего не осталось. Все рухнуло. Все работы остановлены, а реформы попали в руки людей, которые их вообще не хотят»; «Реформу торпедируют, людей, с которыми я разрабатывал материалы съезда, уже отстранили, а призвали совсем других. И я уже ничего не жду».

И тогда и теперь (во всяком случае в плане научной истории народного хозяйства советской поры) все еще далеко не снят с повестки дня вопрос: почему, по какой причине косыгинская реформа, которая, казалось бы, могла в случае успеха надолго оздоровить советскую экономику, подготовить дальнейшие успешные шаги для нее и не имела видимых противников, свелась на нет даже будучи возглавлена таким авторитетным и настойчивым реформатором, каким, несомненно, был А.Н.Косыгин?

Смысл косыгинской реформы с позиции соотношения «план-рынок» состоял в том, чтобы вдохнуть в административно-обюрокраченный план живительную струю рыночной самостоятельности хозяйствующих субъектов, добиваясь таким образом как бы его, плана, раскрепощения. Но не получилось – экономические методы при их действительном применении грозили в конечном счете безработицей многочисленной
пар­тийно-хозяйственной бюрократии и в центре, и на местах и, разумеется, встретили с ее стороны во многом неявный, но мощный отпор.

Несомненно, свою негативную роль и на ходе, и на конечной судьбе хозяйственной реформы 1965 года сыграло известное противостояние между силами, олицетворявшими, с одной стороны, гражданскую экономику, а с другой – экономику военную. Оборона страны, космическое противостояние, соревнование двух систем – под флагом внимания к этим вопросам происходило нарастание помощи, оказываемой военно-промышленному комплексу (ВПК) страны. Помощь эта нередко приводила к перераспределению уже распланированных ресурсов в его пользу, в ущерб гражданской экономике, интересам развертывания, активизации хозяйственной реформы.

Практическая реализация хозяйственной реформы, сказываясь позитивно на состоянии экономики, вместе с тем столкнулась с различного рода трудностями. Трудности эти были связаны и с проблемами, которые часто непредвиденно возникали и выявлялись в ходе самой реформы, сами по себе были достаточно остры и значимы – их решение требовало и ресурсов, и времени, и необходимых хозяйственных маневров.

Так, большую озабоченность вызывали проблемы достаточного товарного покрытия быстро и сильно увеличившихся заработков работников на предприятиях, материального обеспечения резко возросших потребностей предприятий в оборудовании и стройматериалах, сбалансирования государственного бюджета.

Или другой пример. Даже частичное введение показателя «прибыль» сразу же повело народное хозяйство к инфляции – пришлось реформы в этой сфере ограничить.

Предприятие, заработав прибыль, не могло ее использовать, кроме как на увеличение заработной платы, – в планах не были предусмотрены необходимые материальные ресурсы ни на строительство, ни на реконструкцию.

И, наконец, третий пример. Неправильное разграничение функций между центральными органами государственной власти, с одной стороны, и министерствами, союзными республиками, с другой, привело к тому, что средства, составляющие доходную часть государственного бюджета, ушли на предприятия, а расходы остались за государством. В такой ситуации государственный бюджет без дефицита за счет текущих средств свести не удавалось.

Каковы же некоторые напрашивающиеся выводы из опыта проведения хозяйственной реформы 1965 года?

Во-первых, крупные хозяйственные реформы типа косыгинской невозможны без заинтересованной в них сильной, консолидированной верховной политической воли и достаточно надежных правовых гарантий, позволяющих реформаторам двигаться вперед осознанно намеченным путем.

Во-вторых, успех предпринимаемой реформы, особенно ориентированной на рынок, невозможен без адекватного стоящим задачам аппаратного обеспечения в центре и на местах – незаинтересованность чиновников, а тем более их враждебность к начинаниям реформы могут поставить на ней жирный крест.

В-третьих, ход осуществления крупной хозяйственной реформы может выявлять множество непредвиденно существенных проблем, которые следует решать все-таки добиваясь достижения первоначально очерченных целей реформы.

Многочисленные реформы в постсоветской России мало в чем затронули сферу реального производства, касались и касаются главным образом финансовой оболочки экономики. Поскольку это так, сам рынок, как сфера обращения, его финансовый строй не могут быть устойчивыми, необратимыми.

Нынешний хозяйственный строй России – это гибрид прежде господствовавшего хозяйственного строя в СССР и во многом импортируемых (через завоз товаров) экономических отношений. Здесь все еще продолжается реальная смена хозяйственного строя – и смена эта представляет собой не естественную эволюцию функционировавших здесь более семи десятилетий хозяйственного строя и надстройки, более или менее адекватно обеспечивавшей его развитие, а их насильственный слом. Последний в свою очередь создал возможность сравнительно небольшому кругу лиц в стране «огнем и мечом» решить вопрос о собст­венности в свою пользу, а также открыл шлюзы для сдерживавшегося прежде потока капиталистических производственных отношений.

То, что происходит сегодня в хозяйственном строе России, представляет в политико-экономическом смысле процесс мучительной адаптации, перемалывания отечественных хозяйственных реалий к потребностям импортируемых производственных отношений. Отсюда и многие крупные эксцессы в ее нынешнем хозяйственном, во всем общественном развитии.

Одно, на мой взгляд, несомненно – без созидательного вклада хозяйственной реформы 1965 года, даже в сильно усеченном ее виде, в экономику нашей страны судьба постсоветской России оказалась бы значительно трагичнее.

В.М.Ким,
кандидат экономических наук, государственный со­ветник Российской Федерации 2-го класса.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. самые свежие новости Украины России и мира сегодня за последний час..