Вашингтон раздражен реакцией Европы на кризис

22.04.2022

Развитие отношений между Америкой и Европой претерпевает период трансформации. Вашингтон все больше теряет интерес к Старому Свету, погрязшему в экономических проблемах, и поворачивается лицом в сторону Тихого океана, где его внимание привлекают новые рынки сбыта и необходимость «уравновешивания» влияния Китая. Вместе с тем в самих США накопилось множество вопросов, которые делают их финансовое будущее столь же мрачным, как демографическое будущее России. Об этом в интервью «Росбалту» рассказал специалист по американской и европейской внешней политике, профессор отделения Университета им. Джона Хопкинса (США) в Болонье (Италия) Джон Харпер.

— Как бы вы охарактеризовали сегодняшние отношения между Европой и Америкой? Вообще, можно ли так формулировать вопрос, ведь современный Евросоюз состоит из разных стран, каждая из которых имеет свою историю взаимоотношений с США?

— Отношения в данный момент вполне нормальные, поскольку бывало и хуже, если вспомнить 1992-1995 или 2002-2004 года. Война в Ливии закончена, и можно сказать, что тема, которая потенциально могла спровоцировать серьезное напряжение, автоматически исчезла. НАТО по-прежнему цело и невредимо, хотя очевидно, что этот альянс уже не превратится в мирового жандарма и не будет дальше расширяться на восток, я имею в виду присоединение Украины и Грузии. Однако Вашингтон раздражен тем, как ЕС реагирует на кризис евро, потому что маневрирование вокруг этой валюты может нанести ущерб американской экономике. У США и так хватает проблем по всему миру, а теперь к ним добавилась еще и эта. Конечно, если доллар сильно возрастет по отношению к евро, это тоже не будет значить ничего хорошего для США. У Вашингтона есть формальные отношения с ЕС в Брюсселе, но вы совершенно правильно отметили, что двусторонние отношения – с Великобританией, Францией, Германией, Польшей и т.д. – имеют гораздо большее значение. Это, кстати, устраивает все стороны.

— У США всегда были особенные отношения с Великобританией. Насколько они изменились с приходом коалиционного «тандема», состоящего из премьер-министра Дэвида Кэмерона и его заместителя Ника Клегга? Были времена, когда Лондон был для Вашингтона чуть ли не тем, чем Медведев является для Путина. Так ли это сейчас?

— Да, в период правления президента США Джорджа Буша и премьер-министра Великобритании Тони Блэра отношения между США и Великобританией, действительно, походили на отношения между Путиным и Медведевым или между Бэтманом и Робином (именно эти прозвища, кстати, дали В.В. Путину и Д.А. Медведеву американские дипломаты в своих отчетах — «Росбалт»). Между Обамой и Кэмероном нет похожей личной или идеологической близости. К тому же и того, и другого отвлекают большое количество иных проблем. Да и, пока что, не было ни одного серьезного кризиса (за исключением, в какой-то степени, Ливии), который протестировал бы «твердость» нынешних отношений между Белым домом и Даунинг-стрит. Я думаю, что в Вашингтоне считают английский евроскептицизм слегка глупым, но это старая традиция. В любом случае, военные и секретные службы двух стран продолжают поддерживать близкие отношения.

— Что является сегодня основой трансатлантического союза? Является ли он таким же искренним и сердечным, как в XXвеке?

— В основе этих отношений, я бы не стал называть их «союзом», лежит желание США поддерживать физическое военное присутствие в Европе. А также, чтобы поддерживать НАТО в качестве подстраховки. На случай если, например, Германия станет слишком сильной, (учитывая даже, что сегодня опасность, которую она может представлять, кажется небольшой). Во-вторых, это военное присутствие необходимо на случай, если Евросоюз «отобьется от рук» — пойдет своим путем и бросит вызов США. В-третьих, чтобы предотвратить возвращение влияния России в Европе. И даже если связь в основе трансатлантических отношений не такая сильная, как во времена «холодной войны», большинство европейских стран (особенно в Центральной и Восточной Европе) хотят, чтобы США оставались в регионе. По тем же самым трем причинам. Ну и, конечно, между Евросоюзом и США есть серьезные торговые и финансовые связи.

— Каким образом глобальный финансовый и экономический кризис, возникший в США, повлиял на отношения между Америкой и Европой? Где положение дел хуже – в Старом Свете, или в Новом?

— Мне сложно ответить на первый вопрос. Конечно, кризис нанес серьезный ущерб репутации и «мягкой силе» США в Европе, но думаю, что победа Барака Обамы на выборах в какой-то степени это исправила. Американская экономика растет, но недостаточно быстро для того, чтобы снизить уровень безработицы, находящийся сейчас в районе 9%. Скорее всего, это будет основной проблемой Обамы в следующем году, хотя, думаю, он выиграет выборы и останется на второй срок. Просто потому, что его потенциальные оппоненты выглядят крайне жалко. Финансовое будущее США в ближайшие 10-15 лет выглядит так же, как демографическое будущее России – весьма мрачно. В Европе ситуация варьируется от страны к стране, но, в целом, европейские экономики растут еще медленнее, чем американская, а Евросоюз продолжает вести строгую политику в отношении евро.

— Что в США думают о попытках ЕС помочь некоторым своим членам, таким как Греция, справиться с экономическими трудностями?

— Я думаю, что в США хотели бы, чтобы Европейский центральный банк делал больше, чтобы он стал чем-то вроде Федерального резерва и выдавал деньги напрямую правительствам стран, попавшим в беду. Но это вряд ли случится.

— Нужна ли Европа США в современном, многополярном мире? Так, недавно Барак Обама заявил, что США будут уделять больше внимания тихоокеанскому региону. Что значит появление новых приоритетов для отношений между Брюсселем и Вашингтоном?

— Европа нужна США сегодня для решения таких проблем, как терроризм, иранское ядерное досье и глобальное потепление. Но, в первую очередь, США нужно, чтобы ЕС был достаточно сильным для того, чтобы решать свои собственные проблемы, а также держать под контролем непосредственных соседей – Балканы, страны Северной Африки, и т.д. Если в Боснии снова вспыхнет война, то США не будут участвовать в урегулировании так активно, как это было в 1990-е годы. Вашингтону нужна стабильная Европа, чтобы он мог спокойно заниматься проблемами в других регионах мира. По мере того, как войны в Ираке и Афганистане заканчиваются, Вашингтон постепенно поворачивается в сторону Дальнего Востока. Причины для этого поворота как геополитические – я имею в виду Китай, так и экономические – США нужны новые рынки для экспорта. Этот поворот, которое получил название «pivot» (разворот, — прим. «Росбалта») является также результатом тех сигналов, которые США получали от таких стран, как Япония, Филиппины, Вьетнам и Австралия и т.д. Эти страны говорили США, что они хотели бы играть более активную роль в «уравновешивании» влияния Китая в регионе. Если этот разворот действительно произойдет и будет поддерживаться обеими сторонами, то, в результате, США действительно начнут уделять Европе гораздо меньшее внимание.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. самые свежие новости Украины России и мира сегодня за последний час..