Откажутся ли страны G20 от доллара?

04.06.2021

В ноябре в США соберется исторический саммит глав 20 крупнейших экономик мира. Они будут решать, как бороться с мировым финансовым кризисом. Идей пока немного, и все они сводятся к национализации, ограничению рынка, всеобщему госконтролю и… отказу от доллара. Европейские лидеры хотят даже контролировать американский печатный станок. Но США, устроившие этот кризис, скорее всего, сведут саммит к профанации. Хотя бы потому, что от Америки участвовать в нем будет Джордж Буш, уже списанный в политический утиль.

Собрать внеочередной саммит «восьмерки», причем в расширенном составе, предложили Франция и Россия. Но Америка ревниво сделала вид, что последнее слово за ней. «Президент приглашает лидеров стран G20 на саммит в Вашингтон, округ Колумбия, 15 ноября» — такое объявление было вывешено на сайте американской администрации. И никаких подробностей. Только сухие слова, что саммит нужен, чтобы добиться «понимания причин кризиса и способов избежать его повторения». И начнется он с самого прият-ного — с ужина.

В действительности Вашингтону просто нечего сказать. Накануне все сообщил президент Франции, которому явно по душе роль закройщика нового миропорядка. К тому же Франция, чего уж там, остается одним из оплотов социалистических идей, которые в США на дух не переносят.

Выступая накануне перед Европарламентом, Саркози заявил о необходимости срочного пересмотра основ мировой финансовой системы. Новый вариант Бреттон-Вудса — видимо, с повышенным содержанием евро — будет предложен и на расширенном заседании «восьмерки», т.е. «двадцатки». Глобальный кризис и надвигающаяся рецессия, по словам президента, показали всю ущербность экономики капитализма, чьи «истинные ценности» были преданы забвению.

Как именно будем перестраивать? Возможно, будет создано что-то вроде «мирового правительства», которое, например, сможет ограничивать безудержную эмиссию доллара. Возложить эту роль, скажем, на ООН никто даже не пытается. Возможно, из-за чрезмерного бюрократизма этой организации. А для начала Саркози предложил создать экономическое правительство только для зоны евро.

Но тут возникает вопрос: как в либеральной Европе, выросшей на рыночных принципах, какой-то наднациональный Госплан сможет спасти терпящих крушение капиталистов — тем более в массовом порядке? Саркози предложил немедленно выковать ему в помощь новые инструменты государственного вмешательства на рынке: суверенные фонды. Вот тебе и на! Ведь подобные китайские, российские и ближневосточные фонды еще недавно были жупелом, которым в Европе пугали всех, кто искал капиталы для развития. Под предлогом «нетранспарентности» их финансовых устремлений Запад ограничивал внешние инвестиции из России и Китая в свои ключевые отрасли.

Ясно, что на саммите «двадцатки» если и будут предложены новые экономические инструменты, то тоже отнюдь не рыночные. И найти понимание в США Саркози будет еще сложнее, если уж в родной Европе его не все поддержали. Так, немцы — устами своего министра экономики Михаэля Глосса — уже высказались против нарушения рыночных принципов Евросоюза.

Америка, которая является виновницей нынешнего кризиса, не случайно поспешила пригласить саммит к себе. Так они смогут показать, что вроде бы сами возглавили шествие к новому миру. При этом — никакой ответственности: США на саммите будет представлять «хромая утка» Джордж Буш, а его преемник, придя через несколько недель, легко сможет денонсировать все договоренности. Что же до нового миропорядка, то он так быстро не формируется. И работать над ним должны экономисты, а не президенты. Мировой экономике пока придется самой «выплывать».

Испанию забыли

Испания не на шутку обиделась на мировое экономическое сообщество. Дело в том, что Николя Саркози, оглашая список стран — участниц «G20», не пригласил это королевство. Испанский премьер Хосе Луис Родригес Сапатеро даже позвонил Николя Саркози и напомнил, что испанская экономика восьмая в мире, а значит, оставлять страну в стороне от обсуждения вопросов, связанных с реформой международной финансовой системы, нельзя.

Важные решения на спаде не принимаются?

Евгений Ясин,
научный руководитель ГУ-ВШЭ:

Если рассуждать о том, что нового может предложить «Финансовая двадцатка», нужно иметь в виду один принципиальный момент — будут ли на госуровне ограничиваться действия игроков или новая система будет по-прежнему опираться на рыночные принципы.

Сейчас, когда рынок обнаружил определенные недостатки, все бросились выдвигать предложения, как бы их запретить. А ведь у нас модель именно рыночная и она имеет свойство самооздоравливаться. Если вмешиваться в этот процесс, то свойства рынка только ухудшаются. Несмотря на это, Николя Саркози почему-то выбрал именно этот путь.

Второй вариант — заняться основательным анализом, что делать, дабы улучшить свойства рынка. В последнем разговоре Буша с Саркози американский президент явно намекал, что США ищут такие возможности. Я Буша не люблю, но, думаю, в данном случае он прав.

Ну и третий вариант. Разговоры о новом Бреттон-Вудсе не так уж безосновательны. Создание искусственной платежной единицы — возможно. Другое дело, что МВФ уже пытался это сделать, но не сработало.

Игорь Николаев,
директор департамента стратегического анализа ФБК:

Не думаю, что суть нового финансового миропорядка в том, чтобы найти альтернативную валюту. Якобы слабый доллар не виноват в том, что мир объял кризис. Главная причина — перекапитализация, отягощенная рядом макроэкономических проблем. А за такими явлениями надо следить.

Я жду, что участники G20 сделают правильный вывод: миру нужна система раннего упреждения фундаментальных изменений в экономике, основанная на научном подходе. Например, МВФ или Всемирная федерация бирж, есть и такая, вполне могли бы ставить перед собой такие задачи. В том виде, в каком эти организации существуют сейчас, они выглядят, мягко говоря, бледно. Международное сообщество, которое их создавало и финансирует, вправе требовать какой-то отдачи.

Америка, Европа, а теперь и мы начали следовать логике «были бы деньги, и мы разошьем все проблемы». Если после Великой депрессии действительно не хватало денег в экономике, то сейчас проблема в «тромбах». Мы диагноз правильный не поставили и по привычке накачиваем экономику деньгами. А ведь рискуем довести ее до инсульта.

Михаил Хазин,
президент компании экспертного консультирования «Неокон»:

На саммите «двадцатки» реальные договоренности не могут быть приняты. Потому что есть философский принцип: судьбоносные решения на спаде не принимаются. Это все чистой воды говорильня, чтобы показать — мы думаем, как преодолеть кризис.

Да и вообще альтернативы существующей системе во главе с долларом нет. Я объясню, чего испугался Саркози, — что США начнут выходить из кризиса за счет ЕС. Заявление французского президента о необходимости совокупного контроля за эмиссией доллара — это признак слабости. Европа долго считала, что евро заменит доллар, но этого не случилось из-за слабости экономики.

Де-факто на G20 может произойти отказ от доллара, поэтому США не могут не участвовать в саммите. А как таковая долларовая система, конечно, может развалиться из-за дальнейших действий администрации. У нее, кстати, всего два пути: либо максимально оттягивать гибель, либо пойти на резкие решения. И то, что к финишу президентской гонки пришли странные персонажи — дедушка и афроамериканец, говорит о том, что резкие действия США возможны. Этими политиками пожертвуют, и лет через 20 они станут героями.

Андрей Реут, Олег Шевцов

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. самые свежие новости Украины России и мира сегодня за последний час..