Новые нефтяные маршруты меняют рынок

27.02.2022

Строительство нефтепровода БТС-2 принципиально повлияло на бизнес-политику российских нефтяных компаний в Европе.

Когда экспортные потоки шли через полностью загруженный нефтепровод «Дружба» и новороссийский порт, нефтяники были вынуждены соглашаться на условия транзитеров и трейдеров.

При стопроцентной загрузке экспортных мощностей любой сбой приводил к нарушению сроков поставки и, как следствие, к снижению цены на сорт Urals на мировом рынке.
На сегодня сложилась парадоксальная ситуация: нефти сорта Urals в Европе продается на порядок больше, чем нефти сорта Brent (смесь североморский нефтей), а бенчмаркой (то есть базовой маркой) для европейского рынка является сорт Brent. Цена Urals определяется ценой Brentс рыночной скидкой на биржевых торгах.

Данный парадокс имеет под собой простую экономическую основу. Объем торговли нефтяными фьючерсами на порядок превышает объем торговли с реальными поставками, поэтому больше всего зарабатывают не те, кто добывает и даже продает нефть, а те, кто определяет цену фьючерсов. Это информационный концерн Thomson Reuters Corporation и Лондон, где проходят торги по Brent. Сейчас Reuters активно влияет на формирование цены на Brent путем подбора мировых новостей.

Появившийся профицит экспортных мощностей в европейском направлении позволил российским нефтяным компаниям начать строительство новых перевалочных терминалов в ведущем европейском нефтетранспортном хабе − порту Роттердам. Свои терминалы дадут России возможность продавать нефть непосредственно в танкерах у причалов − вот она, нефть Urals, все риски остались за кормой в Балтийском море, давайте справедливую цену за надежность поставки и стабильно большие объемы. Такая ситуация грозит огромными потерями для Thomson Reuters Corporation и лондонских нефтяных спекулянтов.

«Перманентный дисбаланс» от Reuters

Чтобы остаться ведущим экономическим агентством мира, Thomson Reuters придется серьезно перестроиться, вложить средства в инфраструктуру сбора информации по России с одновременным уходом от штампов холодной войны. Проще (и дешевле!) писать о «кровавом кремлевском режиме» и подавлении прав человека. Но если Европа не довольна формулой цены на газ с привязкой к цене Brent, то почему должна оставаться привязка к Brent той же Urals?

Так что неудивительно было услышать на недавно прошедшем брифинге «Нефтяной рынок и Россия» из уст эксперта Thomson Reuters, руководителя проекта «Товарные и энергетические рынки» Александра Ершова грозные предупреждения участникам рынка относительно российской нефти. По словам Ершова, России недостаточно только обеспечить соответствующие объемы нефти на рынке, нужно еще гарантировать сроки поставок и их бесперебойность. А поскольку реальных сбоев поставок давно не наблюдалось, г-н Ершов пугает участников рынка зависимостью российского нефтяного потока от того, «когда и какой график поставок топлива по своим трубопроводам опубликует государственная монополия «Транснефть». В России же все непредсказуемо, восклицает Ершов, поскольку у правительства страны де «отсутствует продуманная стратегия развития», оно склонно действовать в «угоду сиюминутным политическим интересам» и вообще «российский нефтяной сектор пребывает в состоянии перманентного дисбаланса».

Подспудный смысл речи эксперта Thomson Reuters: нефти Brent нет альтернативы как бенчмарке, а Thomson Reuters Corporation как источнику информации для фьючерсных торгов. Отметим, пока российская нефть не появилась в порту Роттердама, о якобы «перманентном дисбалансе» в российской нефтянке никто на Западе не беспокоился.

Новые нефтяные маршруты меняют рынок

Панику в Thomson Reuters посеяли не только российские нефтяники. Со второй половины следующего года мощность американского нефтепровода Seaway с запада Техаса до атлантического побережья США вырастет со 100 тыс. барр. в сутки до 400 тыс. На мировой рынок хлынет поток техасской нефти сорта WTI, что, по мнению экспертов Financial Times, приведет к снижению цен на марки WTI и Brent на европейском рынке. Кроме того, резко сократится дисконт WTI к Brent, который сейчас колеблется на совершенно нелогичном уровне в 10 долл. Такой дисконт появился когда США и Канада начали добывать на своих континентальных месторождениях больше нефти, чем способны переработать или продать за рубеж. Подобная ситуация была в России несколько лет назад.

В 2011 году США впервые с 1949 года экспортировали нефтепродуктов больше, чем закупили сырой нефти. За счет роста внутренней добычи нефти через 20 лет США и Канада смогут самостоятельно обеспечивать все свои потребности в нефти, после чего, скорее всего, станут ее экспортером, полагает глава одной из крупнейших нефтяных компаний Соединенных Штатов «Коноко-Филипс» Райан Ланс.

Рынок нефти уже значительно изменился. Генеральный директор Gunvor Group, крупнейшего мирового трейдера по российской нефти, Т. Торнквист недавно «поздравил» российские нефтедобывающие компании с тем, что по долгосрочным контрактам участники торгов часто покупают российскую нефть дороже, чем ее можно приобрести на открытом рынке.

Российская нефть, поступающая на европейский рынок по коротким и надежным маршрутам, перестает быть «бедной падчерицей» биржевых торгов. Многим на Западе это не нравится.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. самые свежие новости Украины России и мира сегодня за последний час..