Почему засуха в России ведет к росту экспорта ее зерна?

29.07.2021

Министр сельского хозяйства России Елена Скрынник на днях заявила, что, «хотя объем урожая зерновых снизится в сравнении с прошлогодним на 10-12 млн тонн — до 83-85 млн тонн, объем экспорта российского зерна несколько увеличится в сравнении с прошлогодним — до 20 млн. тонн».

Комментирует кандидат экономических наук Алексей Чичкин:

— Многие российские и зарубежные эксперты прогнозируют еще более впечатляющие пропорции: урожай – не больше 75 млн. тонн, а экспорт – 22-25 млн. тонн. Так почему же экспорт зерна из РФ даже при засухе будет расти?

Прежде всего, потому, что сами производители зерновых фактически не могут выходить на рынки без вереницы перепродажно-посреднических структур. А те, чтобы получать стабильно высокую прибыль, занижают закупочные цены, можно сказать, до смехотворного уровня. Скажем, к середине июля закупочные цены на зерно в России во многих регионах — даже ниже, чем в июле 2009-го. В Западной Сибири, к примеру, они едва достигают 1800 руб. за тонну, что, во-первых, ниже себестоимости тамошнего зернопроизводства минимум на треть. А во-вторых – эти цены ниже уровня тех же цен в июле 2009-го.

Современных зернохранилищ и оросительных систем в стране катастрофически не хватает. Потому и вынуждены производители, во избежание роста порчи и потерь зерновых, обусловленного засухой, продавать их перекупщикам даже по смешным расценкам. Росту зерноэкспорта, отмечу, способствует и падеж поголовья скота, свиней и домашней птицы во многих регионах ввиду засухи.

Однако, если зерно предлагается на экспорт, тогда закупочные цены пусть ненамного, но будут повышенные. А зернопроизводителям надо хоть как-то окупать свои быстрорастущие расходы. Потому и сдают они этот товар на экспорт в большем объеме, чем на внутренний рынок. Схожая ценовая, да и общеэкономическая ситуация с другими российскими сельхозтоварами.

На мой взгляд, упомянутые факторы не только «выдавливают» зерновые с внутрироссийского рынка, но и хронически сдерживают внедрение современных агротехнологий – где уж тут на них раскошеливаться производителям и, тем более, перекупщикам?!

Поэтому в России средняя урожайность пшеницы, по данным Продовольственной организации ООН и Международного совета по зерну, ныне вдвое ниже, чем в Белоруссии и Китае, и втрое ниже, чем, например, в Саудовской Аравии, Ливии и Иране. А в этих трех, чрезвычайно засушливых странах и в Китае по сей день успешно применяется советский опыт орошения сельхозземель, «отвоёвывания» сельхозпочв у пустынь и разработки-внедрения сортов зерновых, устойчивых к засухам. Да и закупочные цены там на зерно устанавливает в основном государство, причем на уровне, превышающем себестоимость зернопроизводства.

В сложившихся же в российском АПК экономических условиях не только зерновые, но и многие другие сельхозтовары, что называется, обречены «уходить» на экспорт (по данным российской и зарубежной статистики, РФ с 2008-го увеличивает и экспорт мяса, мясоизделий, растительного масла, плодоовощей и продуктов их переработки). А природно-климатические катаклизмы, увы, только способствуют этой негативной тенденции.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. самые свежие новости Украины России и мира сегодня за последний час..