Кризис заставит бизнес-ланч умереть

14.05.2022

Я очень хорошо помню чудесный случай, когда мы с моим начальником ехали на ланч с руководителем пресс-службы крупного банка, и мой начальник меня спросил: «Слушай, а это они нас пригласили или мы их? Кто платит?» И я ответила: «Да какое это имеет значение — и мы, и они платим из представительского бюджета компании, а не из своих». Тогда, в начале двухтысячных, это действительно не имело значения — представительские покрывались практически автоматически в пределах установленного лимита. Теперь — совсем другое дело.

Времена изменились, и я попалась сначала один, потом другой раз – приглашающие поланчевать собеседники на предложение поделить счет пополам вдруг начали отвечать согласием и, перехватывая инициативу, уже сами трепетно спрашивали: «Ты уверена?» Нет, блин, совсем не уверена – два «поделенных пополам» в декабре ланчных счета съели месячную норму моих представительских, но и отступить уже нельзя, приходится лезть за кошельком.

В начале февраля у меня был вообще феерический случай, когда российский чиновник пригласил меня на ланч в недешевый итальянский ресторан, чтобы отметить мой прошедший день рождения, «да и вообще давно не встречались», а в конце обеда, когда я машинально предложила поделить счет поплам, ответил, что у него срезали представительские расходы, и вообще он был бы благодарен, чтобы я заплатила. Ну, я и заплатила, конечно — он мне не муж, чтобы скандалить. Хуже того, когда я предложила ему поучаствовать в чаевых, он ответил, что лучше заплатит в гардеробе. Какая прелесть!

На самом деле я уже давно внутреннее посмеялась над этой историей и выкинула ее из головы, как несчастный, но забавный случай, но сегодня, читая статью в Гардиан, вспомнила, потому что поняла, что то, что представлялось мне случайностями или особенностями личного характера моих сотрапезников, на самом деле тянет на явление.

В статье цитируется неназванная по понятным причинам директор крупного британского благотворительного фонда, которая рассказывает, что все чаще пригласившие ее на ланч спонсоры внезапно соглашаются на сделанное ею в качестве дани вежливости предложение оплатить счет пополам. «А у меня вообще нет никакой статьи на представительские,- говорит эта женщина. — Мы благотворительная организация, созданная для того, чтобы громко просить средства! — но, с другой стороны, не могу же я разочаровывать того, кто когда-нибудь в будущем может дать значительное финансирование моему благотворительному фонду».

Когда я бываю днем в Сити, я всегда с интересом посматриваю в огромные витрины ресторанов. Раньше там было не протолкнуться, и в местах, где более-менее прилично кормили, надо было бронировать ланч с самого утра, а иногда и накануне. Теперь посетителю были бы везде рады — по официальным данным, с начала этого года в Лондоне закрылись 100 ресторанов. С месяц назад мы ланчевали с сотрудником крупной британской адвокатской конторы — приглашал он, поскольку у него были вопросы ко мне по России, тут все в порядке 🙂 — так мы были вообще одни в большом, среднего уровня цен и хорошего качества еды ресторане. Только к двум часам зашла еще одна пара. Мы даже шутили, что у нас не ланч, а операция по спасению ресторана от полного кризиса. Ресторан был не понтовый, но обслуживали нас от нечего делать трое официантов.

Недавно я читала в какой-то газете рассказ о том, как в небольшом ресторане официанты начали работать один день в неделю без оплаты, чтобы только хозяин не закрыл бизнес. «Мы заметили, что он докладывает свои деньги, чтобы сохранить ресторан»,- так примерно они это объясняли.

В Лондоне сейчас затягивают пояса практически все компании, и представительские расходы — едва ли не первое, что «режут». Ну а уж на сколько режут — это, как говорится, у кого хлеб черствый, а у кого жемчуг мелкий. Голдман Сакс, например, разослал своим сотрудникам письмо, что ланч не должен стоить более 52 фунтов стерлингов на человека, если не получено отдельное разрешение превзойти эту сумму (это я тоже прочитала в сегодняшнем Гардиане). Для тех, кто задерживается, продлили часы работы внутреннего кафе до девяти вечера — но зато отменили право предъявлять компании к оплате счета за заказ еды в офис из ресторана.

В ресторанах сети Мишелин (или правильно по-русски сказать – со Звездой Мишелина?) ланч из двух блюд стоит 19 фунтов, из трех — 25 фунтов. А в обычных местах все чаще появляются таблички типа «две перемены блюд – 6 фунтов, 8 фунтов…» Раньше это были цены лондонского Макдональдса. Рестораторы все чаще сетуют, что люди больше не заказывают на бизнес-ланч традиционный бокал вина — как-то внезапно стало модным пить за ланчем только воду — а на вопрос о десерте все чаще говорят: «Только кофе» или вообще покупают кофе на улице. Все чаще посетители, придя на бизнес-ланч, заказывают только горячий суп с хлебом или только одно недорогое блюдо. Раньше нормальный бизнес-ланч состоял из не менее, чем двух перемен, бокала вина и кофе с десертом. Да и времени посетители теперь отпускают на него меньше — не то, что полгода назад, когда хороший деловой обед продолжался пару часов.

Как отмечает мой коллега из Гардиан — и с ним нельзя не согласиться — возможно, бизнес-ланч еще не умер, но он точно уже стал не таким, как был еще полгода назад.

Я полагаю, в России тоже произошли в этой области изменения?

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. самые свежие новости Украины России и мира сегодня за последний час..