Севастопольский промышленный провал

08.11.2021

Уже сегодня отчётливо видно, что за прошедший год тандем Белавенцев – Меняйло ничего толкового в Севастополе не реализовал. При этом, карманный чаловский Горсовет, именуемый сегодня «гордо» — Законодательным собранием, по факту, оказался пустым местом, использующим лишь былую «революционную славу» своего председателя, который кроме воспоминаний о своей фундаментальной роли в так называемой «Севастопольской весне», оказался ни на что не способен. Сегодня можно совершенно точно сформулировать диагноз – полная профнепригодность обеих ветвей севастопольской власти. Контролирующий всё это безобразие, представитель президента Олег Белавенцев, похоже, уже стал осознавать логический тупик механизма управления, созданного при его непосредственном участии. Но дело в том, что квалификация самого Белавенцева, как управленца, вызывает много вопросов.

Признаки, осуществлённой в течение этого года, очевидной разрухи, видны повсюду. Это и состояние дорог, которые находятся сейчас в таком ужасающем виде, что их уже нельзя назвать даже «направлениями». При этом, что характерно, деньги на их строительство и реконструкцию, похоже, были освоены. Эта тема для севастопольцев особенно больная, потому, что дороги в городе в таком плачевном состоянии не находились никогда. Разве, что только в 1944, после освобождения и в период восстановления города из полной разрухи. Но тогда восстановление города-крепости под свой личный контроль взял Иосиф Сталин. Постановление № 403 Совета Министров СССР от 25 октября 1948 года «О мерах по ускорению восстановления Севастополя» определяло срок восстановления города в тяжелейших условиях общей послевоенной разрухи «… в течение ближайших 3-4 лет».

Если применить тогдашние сроки, то можно смело заявлять, что Белавенцев, Меняйло и весь набор специально привезённых из России гастролёров-управленцев, 25-30% сталинского срока просто проспали! Более того, за этот год, при хлынувших в город российских финансах, они умудрились довести городское хозяйство до такого плачевного состояния, какого не было достигнуто даже за 23 года украинской оккупации.

Дороги не единственный их «успех». Город стал значительно грязнее, несанкционированные свалки появились даже в центре города, чего не было ранее ни при какой власти.

Зато число «хозяйственников и управленцев» в городе увеличилось в разы. Кого здесь только не встретишь: есть «засланцы» из Рыбинска, Тамбова и прочие особи обоего пола. Но особенно нежные чувства питают Меняйло и Белавенцев к новороссийцам. Это, видать, проверенные кадры в борьбе за «денежные знаки», на которые можно положиться. Вот только толку от всей этой заезжей своры нет совершенно никакого.

Из «результатов» также можно отметить погром севастопольской медицины, учинённой командой адмирала-хозяйственника Меняйло с особым старанием. Поставленное, на выделенные Правительством России средства, оборудование, в основном, хранится на складах. Медицинские специалисты говорят, что оно поставляется не всегда необходимое, а порой и разукомплектованное. Ремонт больниц ведётся на показушном уровне. В основном всё заканчивается побелкой внешних фасадов зданий. При этом, качество содержания больных от этого не улучшается. В отрасли большая текучесть кадров.

Подобные «успехи» можно обнаружить повсюду. Но самый большой провал за прошедший год – это промышленность города.

Тут отличились все, что Меняйло, со своим штатом «крупных» заезжих специалистов, что Чалый, со своим карманным Заксобранием, которое по факту оказалось совершенно недееспособным. Да и о чём можно говорить по части промышленности, если сам Чалый, после того, как снял с себя всякую ответственность и высочайше рекомендовал флотского адмирала в градоначальники, занялся разработкой совершенно бестолковой «Концепции социально-экономического развития города…», которая была скорее имитацией бурной деятельности, чем конкретным документом.

Ключевыми моментами этой сомнительной зарисовки стали строительство нового административного центра на Зелёной горке и городского аэропорта. Что касается промышленности, то там она упомянута разве что вскользь, без всякой конкретики. Видимо Алексей Чалый забыл, что в свои лучшие времена город в первую очередь был именно промышленным центром, обеспечивая оборонный потенциал единой страны своими заводами и научными учреждениями.

Осознав пагубность собственного бездействия, в самом конце февраля адмирал-градоначальник неожиданно решил заняться Севморзаводом. 28 февраля у Сергея Меняйло была отмечена прогрессирующая полуночная активность, в результате которой за час до полуночи на внеочередном заседании Правительства Севастополя было принято постановление о некоторых вопросах национализации имущества. Собственностью города был объявлен в том числе и Севморзавод. Сделано это было, как всегда, бестолково. Вместо того, чтобы грамотно проанализировать ситуацию (времени с момента вхождения Севастополя в Россию было предостаточно) и акцентировать внимание на нарушении именно украинских законов, в частности Закона Украины № 2163-XII от 04.03. 1992 г. с поправками от 2011 г. при приватизации Производственного объединения Севастопольской морской завод им. С. Орджоникидзе, отставной адмирал решил руководствоваться «восстановлением социальной справедливости». При этом, этой «справедливости», у Меняйло хватило лишь на то, чтобы забрать часть Севморзавода, которая принадлежит Петру Порошенко. Но, странным образом, в планы по «восстановлению социальной справедливости» не вошла северная площадка СМЗ с уникальным сухим доком (размерами 290х36х11м) и машиностроительным производством. Сейчас эти активы принадлежат частному акционерному обществу «Стивидорская компания АВЛИТА», которое является частью империи украинского олигарха Рината Ахметова. При этом, Ахметов, так же, как и Порошенко, получил эти активы с нарушением вышеприведённого украинского закона (конкретно статей 5, 7, 10, 12, 13, 14 Закона Украины № 2163-XII от 04.03. 1992 г. с поправками от 2011 г.).

Таким образом, решение губернатора города четко обозначило тезис – теперь в российской политической конструкции, на ряду с доморощенными «неприкасаемыми», появились и сомнительные украинские, среди которых главный соратник беглого украинского президента Ринат Ахметов. Судя по тому, что сейчас происходит, – число их будет только расти.

На берегу Артиллерийской бухты стоят стеклянные уродцы, прозванные севастопольцами, «голубые унитазы», полностью изменившие исторический облик знаменитой бухты. Но Меняйло не спешит принимать решение по этим изваяниям, потому что связаны они с именем другого коррупционера из правительства Януковича – бывшего министра обороны Украины Павла Лебедева. Видимо, Лебедев, также как и многие составные части проворовавшегося киевского режима, попали уже в число российских «неприкасаемых». Кстати, в городе появились слухи, что Павел Лебедев всё чаще и чаще появляется в окружении Белавенцева, пока, конечно же, это всё неофициально. Но уже то, что Белавенцев, во время своих визитов в Севастополь, общается с этим проходимцем, говорит о многом. Морально-политический облик ставленника Сергея Шойгу явно не находится на должном уровне.

Но вернёмся к Севморзаводу. Это предприятие, среди городской промышленности всегда по праву играло особую роль.

До 1990 года Производственное объединение «Севастопольский Морской завод им. С. Орджоникидзе» было успешно работающим предприятием, с производственным персоналом более 15 тыс. человек. Завод в то время располагался на 3-х площадках (примерно 22-25 га каждая). Основная – Южная, предельно насыщенная производственными мощностями, с двумя сухими доками Восточным и Западным, основными цехами, стапелями и эллингом в центре. Северная – с уникальным сухим доком (290х36х11м) и машиностроительным производством. Инкерманская – с корпусными цехами. Предприятие обладало самостоятельным машиностроительным, гальваническим, литейным и кузнечным производством. Имело полноценные дизеле- и турбо-ремонтные цеха. Оно обеспечивало выполнение полного цикла работ, необходимых при судоремонте любой сложности. Объединение включало в себя четыре замкнутых, самостоятельных, но, неразрывно связанных между собой, производства: гражданский и военный судоремонт любого масштаба и сложности (65%), судостроение средних и малых судов, краностроение (15%), судовое машиностроение и металлургия (10%), товары широкого потребления и прочие заказы (10%).

Имеющиеся мощности позволяли полностью обслуживать потребности в ремонте и модернизации кораблей Черноморского флота (в СССР флот насчитывал свыше 1000 судов различного класса), выполнять заказы по ремонту судов торгового флота, в том числе, таких гигантов, как плавбаза «Советская Украина» (ремонтировалась в северном доке). На предприятии строились небольшие и средние корабли, выпускалось судовое механическое оборудование для нужд СССР и зарубежных заказчиков. Отдельным, хорошо освоенным производственным направлением, с середины 60-х годов прошлого века, стало строительство на заводе крупнотоннажных морских, самоходных, полноповоротных кранов («Витязь», «Богатырь»), пользующихся мировым спросом. В конце 80-х предприятие было определено, как головная судоремонтная база для ВМФ страны.

Севморзавод в то время являлся, фактически, основным градообразующим предприятием Севастополя, так как самостоятельно обеспечивал не только большое количество рабочих мест, но и был головным предприятием по кооперации с другими, работающими в городе крупными и средними предприятиями, научными центрами, среди которых были конструкторские бюро союзного значения. О былой успешности этого предприятия говорит тот факт, что памятная триумфальная арка на въезде в город, возведённая в честь 200-летия Севастополя – это подарок городу в 1983 году именно от Севморзавода.

Совершенно очевидно, что возрождение промышленности города невозможно без полноценного возрождения судоремонта и Севморзавода, как флагмана этого направления. Это является не только крайней необходимостью для поддержания боевой готовности сил флота, но и залогом создания большого количества рабочих мест для жителей города, что в нынешних условиях является основным фактором успешности политики России в Севастополе.

Сегодня альтернативы севастопольской ремонтной базе, в бассейне Черного моря, нет. Болгарские судоремонтные заводы, на которых в последнее время частично ремонтировались корабли ЧФ, находятся в зоне влияния НАТО, отношения с которым сильно осложнены. Николаевские заводы для России сейчас тоже полностью закрыты.

Полноценное возрождение Севморзавода однозначно потянет за собой восстановление кооперации с родственными и смежными предприятиями города, среди которых основные ЦКБ «Черноморец», «Коралл», «Таврия», СПЗ «Парус», «Маяк», «Эра», ПКИ «Шельф». Это обеспечит подготовку и расширение производственной программы, реализуемой на предприятиях Севастополя, и создания большого количества дополнительных рабочих мест, что положительно скажется на занятости населения города. Появится естественный толчок к созданию специального профтехобразования, повышению статуса и загрузке образовательных учреждений города.

Разработка программы возрождения предприятия может опираться на севастопольских специалистов, ранее работавших в структурах морзавода. Для того, чтобы достичь конечного результата в этой работе, необходимо делать опору на технических специалистов, знающих специфику судоремонта. В противном случае возрождение завода обернётся традиционной тратой российского бюджета без достижения внятных конечных целей. Эффективные менеджеры «экспортированные» из России тут совершенно бесполезны.

Так почему же Меняйло с Белавенцевым целый год «хлопали ушами», хотя по логике, восстановление города, нужно было начинать именно с возрождения основного градообразующего предприятия. При этом, забирать собственность нужно было, как у незаконно получившего её Порошенко (кстати он менее незаконно стал обладателем завода, потому, что выступил перекупщиком), так и у Ахметова, который значительно раньше незаконно вычленил себе уникальную северную площадку.

Ночная гиперреактивность Меняйло стала непонятна даже севастопольским депутатам, которые обсуждая предложенные адмиралом меры заявляли, что совершенно не понимают такой спешки, говоря о том, что столь кардинальный шаг нужно было бы обсуждать не в режиме «пожарной команды», а заранее. Времени было предостаточно.

Но всё встало на свои места, когда в севастопольских СМИ появилась информация, что севастопольский завод станет филиалом северодвинской «Звёздочки». Дело в том, что судоремонт на северных морях значительно проигрывает по себестоимости предприятиям, базирующимся в регионах с тёплым климатом (именно поэтому в СССР Севморзавод и был определён как головная судоремонтная база для ВМФ страны). Тарифы на услуги ОСК в России сформированы именно с учётом северного фактора. Соответственно под эти тарифы были отработаны и все бюджетные откатные механизмы. Ломать готовые схемы в течении всего 2014 года правительственные деятели не были готовы.

Однако, нарастающая социальная напряженность в Севастополе, и понимание того, что без возрождения полноценного судоремонта о промышлености Севастополя можно просто забыть, заставило шавелить мозгами даже блеклую российскую номенклатуру. Терять эфемерные личные доходы, как известно, в России никто не хочет. Именно поэтому и был найден выход – филиал (или нечто подобное).

То есть, основные госконтракты, как и прежде, по ранее отработанным тарифам, будет проходить через северную «Звёздочку», а вот далее работы, по внутренней схеме, она будет передавать на Севморзавод, рассчитываясь с ним, как с собственным подразделением. Разница в себестоимости (а она достаточно большая) будет выводиться по отработанным ранее схемам.

Именно поэтому никто в Правительстве России, да и в Администрации Президента не мыслит о возрождении севастопольского судоремонта, как о самостоятельном промышленном направлении, приносящем значительную экономию российского бюджета.

Вопрос о патриотизме, как всегда, остаётся открытым. Требуя патриотизма от своих граждан, эти государственные мужи ни на йоту не готовы пожертвовать своими доходами…

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. самые свежие новости Украины России и мира сегодня за последний час..