Запад использует Россию как потребительскую помойку

19.09.2021

Барону Ротшильду, представителю династии, имя которой высоко котируется в мире капитала, принадлежат широко известные слова: «Я не настолько богат, чтобы покупать дешевые вещи». Смысл, в общем, понятен, тем более что у афоризма есть предшественник — международная мудрость: скупой платит дважды. Простенько и без апломба.

Икается ли нынче на том свете барону, всю жизнь увлеченно скупавшему первоклассные предметы искусства? Его урок практичности в России основательно подзабыли. Вероятно, мы единственная страна, быстро и крепко попавшая в вещевую удавку.

Это наше временное самоунижение, почти стихийный порыв «обставиться» после затяжного периода товарного дефицита и наконец зажить по-человечески, в общем, извинительно. Мы, бесспорно, духовная нация и потому на удивление «культурному» Западу привыкли в первую очередь ставить на полки книги, а не предметы роскоши. В какой еще стране мира граждане станут складывать бумажный листок к листку, чтобы обменять вязанку макулатуры на книгу? Но, отказавшись от прежней идеологии, власти не предложили новую. Мучительную для сознания советских людей смену строя замаскировали необходимостью приобщения к «мировым ценностям», важнейшей из которых, к сожалению, оказалась страсть к потреблению. Врожденный иммунитет к оголтелому вещизму подавлялся рекламой, восхвалявшей все заграничное.

В перестроечные годы, когда через границы хлынул поток импорта, мы не заметили, как быстро и ловко оказались обманутыми. Последствия этого грандиозного вещевого надувательства расхлебываем до сих пор.

В середине 80-х пустые полки магазинов производили гнетущее впечатление. Однако стоило перестраивающемуся государству отказаться от монополии на внешнюю торговлю, как в страну повезли все, от зубочисток до подержанных автомобилей. Первоначальный вложенный капитал приносил неслыханную тысячепроцентную прибыль. Вчерашние челноки открывали торговые компании и наперегонки заключали контракты на поставку товаров именитых марок. Запад с изумлением наблюдал, как российский рынок гигантской воронкой затягивал все, что запылилось на европейских складах. Аналогичным отраслям отечественной легкой промышленности смертные приговоры выносились ежедневно. Народ заставлял полки «фирмовыми» товарами, о которых раньше не мог и мечтать: телевизоры «Филипс», утюги и мясорубки «Браун», микроволновые печи «Шарп»…

Казалось, наступила эра благостного потребления. Эйфория единения с «цивилизованным миром» ослепила. Знаменитые слова экономиста Карла Маркса о капитале и его стремлении любыми способами, вплоть до преступных, увеличивать прибыль, поминать было неприлично. В изменившейся России капитал в новом русском обличии чувствовал себя прекрасно: жил сам и давал жить другим. Пока не схватился за оружие: оказалось, безразмерный рынок тесноват для жадных «деловых людей».

Он же — рынок — быстро расставил все по местам. Разнообразие товарной массы значительно превысило покупательскую способность населения: «чулочные» деньги кончились, а соблазнов прибавилось. Торгаши отреагировали быстро, предложив предметы массового потребления, но уже не «фирму», а «под фирму». То есть качеством похуже, зато ценой подешевле. Ротшильдовскую мудрость опровергло циничное «Пипл хавает» — это и определило качественное развитие рынка на многие годы вперед.

Те, кто мог позволить себе японский телевизор, уже его купили. Но большая часть населения все еще мечтала хотя бы об электрическом чайнике, «как у богатого соседа». Привозить технику без роду без племени из стран третьего мира стало приоритетным направлением частной торговли. Разница в доходах жителей крупных городов и провинции была и остается такой, что наибольшую прибыль можно извлечь именно из торговли дешевой имитацией настоящих качественных товаров. А те, кто оказался сообразительнее, якобы открыли собственные производства за рубежом, а на деле всего лишь зарегистрировали торговые марки в Европе, заказывая одежду и технику «проверенного временем европейского качества» в странах третьего мира.

Кто бы мог подумать, что мы, привыкшие к государственному контролю за качеством и имевшие право покупателя как инструмент воздействия на изготовителей, скатимся до уровня жителей державы, широкомасштабно потребляющей поделки и подделки? Лишь очень небольшая состоятельная прослойка населения может себе позволить купить действительно роскошные вещи, более малочисленные «середняки» приобретают их умелую «имитацию» — от платья до наручных часов. Все остальные довольствуются привозной одеждой массового пошива и сомнительной техникой под еще более сомнительными марками. По Сеньке шапка! И вот миллионам «Сенек» из года в год привычно и уверенно сбагривают вещи, на которые если и устанавливается гарантийный срок, то смешной — две недели со дня покупки. Закон о защите прав потребителя почти не работает: продавцы его игнорируют, а покупателю от него мало толка — не подавать же иск в суд из-за сгоревшей копеечной кофеварки? Хорошо, током не убило… Пресловутый «Черкизон» с его ассортиментом — это уродливый показатель уровня нынешнего благосостояния большинства россиян.

Такая всеядность не могла пройти незамеченной и для тех, кто поставляет в Россию фирменные товары, гордясь своей торговой маркой и всячески ее раскручивая в нашей стране. Мобильные телефоны, МР3-плееры, цифровые фотоаппараты и подобная техника продается у нас в сотнях тысяч экземпляров. Хрупкие вещи, бывает, ломаются, но производителям гарантийный ремонт невыгоден; гораздо важнее, чтобы потребитель не возвращал вышедшую из строя вещь, а отправлялся за новой. Дабы обойти российский Закон о правах потребителя, придумываются все новые уловки. Например, в ремонт по гарантии не примут электронику без серийного номера, однако производитель печатает номер на этикетке-стикере, которую специально наклеивают в месте наибольшего соприкосновения вещи с руками. Этикетка стирается либо отклеивается. Наличие же номера — непременное условие гарантийного ремонта.

В Общество защиты прав потребителя ежедневно поступают жалобы от покупателей, которым отказали в законном праве на гарантийное обслуживание. Возмутительное отношение — особенно сейчас, когда кризис заставляет считать людей каждый рубль. Юристы помогают разобраться в конфликтных ситуациях, но ведь и производитель с продавцом, преследующие свои, сугубо материальные цели, также защищаются буквой российского закона — как известно, далеко не всегда совершенного. Тем более что законодатели не успевают вовремя реагировать на перенесенные к нам с зарубежного торгового поля хорошенько выпестованные сорняки юридической казуистики.

«Фирмачи» (вспомним предупреждение Маркса!) сегодня значительно расширяют способы закрепления в захваченных ими раз и навсегда (как они думают) сегментах российского рынка. Отечественные производители уже представляют для них реальную опасность, поскольку все активнее осваивают новые технологии. Более того, наши умельцы адаптируют свои изделия к реалиям российской жизни. Вот, скажем, производители электромясорубок (российское оборонное предприятие, изготавливающее бытовую технику в рамках конверсионной программы) жалуются, что ведущие зарубежные компании, работающие в России, через рекламные агентства отслеживают деятельность российских конкурентов, особенно тех, кто «поднимает голову» после годов простоя. Если мониторинг показывает, что на рынке появляется новое конкурентоспособное изделие, звучит команда «Фас!» так называемым «агентам влияния». Это рекламисты или провокаторы, присутствующие в интернет-форумах, где обсуждается качество товаров и услуг. На новый российский продукт они выливают ушаты грязи.

«Не останавливаются ни перед чем,- говорит представитель российского завода. — Война идет самая подлая. Под видом домохозяек пишут предупреждения: мясорубка быстро ломается, мотор сгорает, нож надо каждый раз точить, а корпус выделяет ядовитые вещества… То ли дело, дескать, мясорубка немецкой фирмы N! И поди докажи обратное — что наша разработка мощнее и надежнее импортных аналогов, она вдвое дешевле и с гарантийным ремонтом нет проблем. Однако магазины верят агрессивной антирекламе и не берут наши изделия на реализацию. Мол, лучше уж будем продавать проверенную зарубежную продукцию… А нам остается продажа в Интернете и с лотков на рынках. Разве это не унижение для российских товаров, чувствующих себя на Родине как в гетто? Прямо как в русской сказке про лису, завладевшую заячьей избушкой…»

И все же, несмотря на подобный пессимизм, покупательский интерес очевидно смещается в сторону отечественных товаров. Ведь даже те, что пока не могут похвастаться стабильно безупречной работой, все-таки имеют статус товара длительного пользования. Обслуживание гарантируется. Именно на это свойство, особенно важное в нынешних финансово-экономических обстоятельствах, нацелено производство «товаров для народа». Мы приходим наконец к тому, что бездумно утратили и растеряли.

Радует и еще одно обстоятельство. Возможно, этому поспособствовал кризис, но в целом эпидемия покупок «чтобы как у всех» явно идет на убыль. Такое случается, например, в медицине — одна зараза убивает другую. Да и покупатель сыт по горло дешевым, гниловатым «импортом», убедившись, что качество качеству рознь. Конечно, одежда «челночного» качества еще долго останется единственным спасением для людей, с трудом добывающих средства к существованию. Однако преодолимо и это, как только в полную силу заработает наша легкая промышленность. А если государство сумеет найти управу на хитрости и уловки нагловатой лисички, крепко засевшей в чужой избушке, глядишь, и у наших мастеров появится шанс послужить своему народу.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. самые свежие новости Украины России и мира сегодня за последний час..