Промышленники повышают цены и сокращают выпуск товаров

06.10.2021

Помните прошлогодний ажиотаж с гречкой? Пора готовиться к новым дефицитам. По данным Росстата и ВШЭ, в ближайшее время нас ждет стагфляция — рост цен при одновременном сокращении производства товаров.

Почти как в кризис

По данным Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики, системообразующие предприятия России твердо намерены в ближайшие 3—4 месяца, во-первых, поднять цены на свою продукцию, во-вторых, если не сократить, то во всяком случае не наращивать объемы производства. “Подобная поведенческая модель наблюдалась в основном в предкризисные и кризисные периоды”, — предупреждают авторы исследования.

По данным опроса Росстатом руководителей более 4 тыс. крупнейших российских предприятий, 27% из них собираются поднять цены. Хуже было только в тревожном ноябре 2008 года: тогда роста цен ожидали 28% опрошенных “директорского корпуса” России. Из опрошенных директоров 43% жалуются на недостаток спроса на свою продукцию.

При этом надо учесть, что перед Новым годом предприятия, в ожидании ажиотажа и роста цен, сделали большие запасы продукции. По мнению экспертов Центра развития, именно запасы “сделали” в 2010 году искомые 4% роста ВВП — на них пришлось 3,8% роста.

Понятно, что склады на данный момент не опустели. И вполне логичным выглядит в этих условиях решение руководителей российской промышленности притормозить с выпуском новой продукции: о возможности роста производства в ближайшие 3—4 месяца говорит только 28% опрошенных.

Не на чем расти

Чем такая ситуация грозит российским покупателям? Прежде всего несбалансированностью предложения. Проще говоря — возникающими то тут, то там реальными и мнимыми дефицитами самой разнообразной продукции, от продуктов питания до мелких, но необходимых в быту промтоваров. При этом не исключен скачкообразный рост цен — предприятия промышленности и торговли явно выбрали путь получения прибыли из маржи, а не из хилого оборота.

Заранее “подложить соломки” вряд ли удастся. В условиях, когда промпроизводство начинает вести себя как шагреневая кожа, а предложение товаров начинает зависеть от запасов на складах и транспортной обстановки, спрогнозировать будущие дисбалансы трудно. Прибавьте сюда беспокойство за урожай озимых, возможные новые природные катаклизмы и дорожающее аккурат к началу нового сельскохозяйственного сезона топливо — и вряд ли удастся удержаться от мысли, что прошлогодние страсти по гречке были лишь репетицией.

Что касается экономики в целом, то ее ждет стагфляция. Это — вялый рост ВВП в пределах тех же 4%. В сочетании с вялым же спросом на продукцию отечественных предприятий (и ростом импорта — из дешевого Китая, из развитых стран), с недостатком кредитования промышленности и бурным потребкредитованием, замещающим в условиях инфляции рост спроса. Говорить в таких условиях о модернизации, выпуске инновационных продуктов и вообще о конкуренции на мировом уровне, разумеется, не приходится. А в условиях ветшания основной инфраструктуры страны такое замедление экономики чревато еще и новыми техногенными катастрофами.

Возможно ли переломить ситуацию? По мнению авторов исследования, маловероятно. Слишком много условий для этого нужно: высокие цены на нефть в сочетании с выходом мировой экономики из кризиса; отсутствие климатических катаклизмов; реальный переход российской экономики на модернизационный и инновационный путь развития; переход государства от политики сокращения госрасходов к политике поддержки промышленности; создание с помощью согласованных действий Минэкономразвития, Минфина и ЦБ режима благоприятствования для бизнеса…

Нужен другой бизнес

А ведь, как отмечается в исследовании, даже в этих условиях потребуется и воля самого российского бизнеса к переходу от модели “урвать сейчас” к долгосрочной стратегии развития. Но для этого нужно будет просто вырастить другой бизнес. Хотя здесь у экспертов есть некоторая надежда. Дело в том, что сейчас больше всего страдают крупный и малый бизнес. Первый — из-за недостатка спроса и отсутствия господдержки, второй — в результате кратного увеличения налогов. При этом малый бизнес зачастую просто уходит в тень, а крупный увеличивает цены без роста производства и качества.

Зато у среднего бизнеса в этих условиях появляется шанс “подвинуть” крупных конкурентов на рынке. “Средние предприятия располагают достаточными материальными и финансовыми ресурсами. Многие из них достигли лидирующих позиций на региональных рынках, и им необходимо дальнейшее развитие с выходом на международные финансовые и торговые площадки. Эти предприятия уже аккумулировали ресурсы для прорыва с регионального уровня на федеральный и могут стать локомотивом комплексной модернизации промышленности в России”, — выражают надежду авторы исследования. Подтверждением их оптимизма служит вполне объективный критерий. Дело в том, что значение индекса предпринимательской уверенности, характеризующего состояние делового климата, у средних предприятий выше, чем у крупных и малых. То есть их руководители сохранили оптимизм и могут побороться за новые горизонты.

Вопрос только в одном — кто даст им стимул к борьбе? На государство надежды мало. Для бюджета в предвыборный год становится главной раздача социальных “пряников” электорату, а не стимуляция промышленности. При этом новый рост нефтяных цен позволяет откладывать даже самые неприятные мысли о будущем.

Стать силой, побуждающей к изменениям, могли бы сами потребители. Но в России нет мощных потребительских обществ, нацеленных на диалог с бизнесом, как в США, или бизнеса, готового пойти на такой диалог, как в Японии. Когда российскому гражданину надоедает платить дорого за некачественный товар, он либо идет на барахолку и покупает более дешевый китайский аналог, либо едет в Европу (а то и лезет в Интернет) — и покупает более качественную вещь. И пока такое молчаливое голосование кошельком устраивает всех, ситуация вряд ли изменится к лучшему.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. самые свежие новости Украины России и мира сегодня за последний час..