Турция: какое будущее ждет угледобывающий сектор?

18.09.2021

Добыча угля является одним из наиболее опасных занятий в Турции, свидетельством чего служит имевший место в начале этого года трагический инцидент, унесший жизни восьми человек. Однако по экономическим соображениям страна продолжает добывать уголь, а шахтеры – рисковать своей жизнью.

На глубине более 600 метров в шахте, что в районе Козлу в провинции Зонгулдак на северо-западе Турции, горняки добывают уголь из разреза в своде узкого тоннеля, где они едва могут выпрямиться во весь рост. В январе месяце в этой самой шахте погибли восемь шахтеров в результате утечки и взрыва метана.

«Они отдали свои жизни…У них не было другого выбора», – говорит 52-летний управляющий шахтой Некдет Джеби (Necdet Çebi), говоря о погибших шахтерах. У него в столе хранятся небольшие фотографии всех восьмерых жертв той аварии.

Разговаривающий о трагедии с мрачным лицом, Некдет Джеби загорается энтузиазмом, спускаясь в темноту шахты производительностью 600 тысяч тон в год, разрабатываемой государственным угледобывающим предприятием Turkish Hard Coal Enterprise (TTK). Повязав на шею белый шарф и прихватив внушительных размеров рацию, Некдет Джеби рассказывает, что даже его жена удивляется, почему он не бросит это занятие.

Его ответ вторит настроениям многих других шахтеров, с которыми побеседовал корреспондент EurasiaNet.org: в шахту его привело отсутствие других возможностей трудоустройства, но работа ему нравится.

«Природа – самый непримиримый противник», – говорит Некдет Джеби, представитель четвертого поколения шахтеров из провинции Зонгулдак у черноморского побережья Турции, где уголь начали добывать еще в 1800-х годах. Первые шахты, где добыча угля производилась уже в крупном масштабе, были построены французскими компаниями где-то в конце Первой мировой войны. Сегодня предприятию ТТК принадлежат пять угольных шахт в провинции Зонгулдак, а в целом на территории провинции работают десятки частных и неофициальных угледобывающих предприятий.

В настоящее время Турции требуется расширять добычу энергоносителей на своей территории, чтобы удовлетворить потребности растущей экономики. По разработанному правительством плану развития экономики на следующее десятилетие, работающие на угле электростанции должны вырабатывать до 10 процентов всей электроэнергии в стране проектной мощностью порядка 90 тысяч мегаватт.

В Турции уголь в основном используется для производства электроэнергии и в процессе выплавки железа и стали на таких предприятиях Турции, как Erdemir и Çelik. Оставаясь важной составной частью турецкой экономики, угледобывающий сектор оказался в противоречивом положении: несмотря на свое перспективное значение, сектор пребывает в запущенном состоянии. Недавно государство запустило ряд инициатив, направленных на повышение уровня добычи, но при этом вкладывать деньги в модернизацию, похоже, не намерено.

«После 1960 года серьезных инвестиций в регион не производилось», – отмечает генеральный секретарь Союза трудящихся Зонгулдака Эйюп Алабаш (Eyüp Alabaş).

Предприятия же, находящиеся в частных руках, с осторожностью говорят о будущем угледобычи. По словам Метына Демира (Metin Demir) из компании Demir Group, которая владеет и разрабатывает ряд частных шахт в районе Зонгулдака, главная цель его компании состоит в том, чтобы сохранить добычу угля на нынешнем уровне. Увеличения добычи не планируется. «На сегодняшний момент мы планируем лишь сохранить текущие показатели, – говорит он. – Новых больших проектов никто не замышляет».

Главной проблемой, стоящей сегодня перед угледобывающим сектором, является недостаток рабочих рук, отмечает он. Механизмы в процессе добычи применить нельзя из-за сложного рельефа местности, поэтому необходимо привлекать рабочую силу. «Люди не хотят изо дня в день заниматься таким рискованным, тяжелым трудом», – говорит Метын Демир.

Это мнение разделяет и Алабаш, считающий, что шахты работают не в полную мощь, и турецкому правительству следует раскошелиться на дополнительных рабочих на государственных шахтах. «Нужно бросить на добычу еще рабочих, – говорит он. – Добыча зависит о физической силы. Автоматизации здесь не так много».

Алабаш критикует курс турецких властей, закупающих большую часть потребляемого в стране угля у Колумбии, США, России и Южной Африки. Правда, большая часть угля в Турции, согласно Европейской угольной ассоциации, непригодна для целей производства электроэнергии. По признанию Алабаша, объем добычи угля в Турции может в настоящий момент вырасти примерно с 2 млн тонн в год до 10 млн тонн в год.

Об отсутствии инвестиций в угледобывающую отрасль Турции говорят плесень и паутина, «украшающие» старую раздевалку в наземных помещениях шахты в Козлу. Под землей, где по рельсам катают вагонетки с углем, имеется лишь плохо оборудованный пункт первой помощи и ремонтное депо. С земляных сводов тоннеля, который на нижнем уровне удерживается деревянными столбами, капает вода.

По мере продвижения Некдета Джеби вглубь шахты меняется давление воздуха и повышается температура. Норма выработки для шахтера составляет две тысячи тонн угля в день, говорит он. Если в какой-то день шахтеры не выдают норму на-гора, они должны компенсировать это за счет добычи в течение месяца.

Выбравшись обратно на поверхность, Некдет Джеби сказал: он надеется, что его детям не придется работать в угольной шахте, пусть даже и прервется семейная традиция. Он надеется, что они станут учеными или врачами.

«Я хочу, чтобы мои дети жили в лучших условиях», – говорит он.

Стоящий рядом с ним шахтер не может и представить себе иной жизни. Что ему больше всего нравится в этой работе? «Каждый день мы умираем и возрождаемся вновь», – отвечает он.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. самые свежие новости Украины России и мира сегодня за последний час..