Модернизация вместо мотивации

04.04.2022

Новое оборудование и ужесточение дисциплины не помогут избежать аварий на шахтах. Нужна правильная мотивация работников.

Сейчас на тему взрыва на шахте будет много спекуляций. И диапазон обсуждений, как всегда, будет широк. Про метановые взрывы на российских шахтах написано уже очень много, есть целые научные исследования. Конечно, организация работы шахт – важный вопрос. Горная наука должна предлагать технологические решения проблемы, в том числе создание автоматизированного прогноза внезапных выбросов угля и метана (насколько я знаю, такие проекты есть).

Давно обсуждается и вопрос производительности труда: сейчас шахтеры «рубят» до 5–6 тысяч тонн в сутки. Это так называемый фактор увеличения рисков за счет перевыработки. То есть, даже при очень хорошей организации труда любая сверхвыработка снижает производственную безопасность.

Но я бы обратил внимание именно на саму систему организации безопасности труда в российской угольной отрасли. Сейчас уже говорят, что «Распадская» – самая технически оснащенная шахта не только в России, но и в мире, в том числе по метанобезопасности. Важно и то, что на «Распадской» добывают уголь всего шесть лет. Это не изношенная шахта, это шахта с хорошим оборудованием, технически оснащенная. То есть, это очень показательная ситуация.

В российской системе охраны труда во главу угла ставятся два принципа – технологический и формальный. Технологический – это общее оснащение рабочих мест на предприятии и в целом технологическая организация рабочего процесса. Если посмотреть на программы повышения безопасности у российских промышленных компаний (а у «Распадской угольной компании» такая программа, безусловно, была; более того, у Минэнерго есть программа по улучшению условий труда в угольной отрасли, где прописываются такие задачи и критерии), то они на 70% состоят из перечислений технологической модернизации.

Технологическая модернизация – это прекрасно. Но это – задача общего порядка. Есть важное правило на японских заводах: новый станок сам по себе – не гарантия безопасности. За старым станком ты будешь чувствовать себя безопаснее, если инструкции к нему понятнее, и ты понимаешь, как он устроен.

Из того же разряда, например, соблюдение норм Трудового кодекса в той части, которая касается отпусков, объемов работ и т.д. Конечно, для производственной безопасности важно, чтобы люди отдыхали. Но выполнение норм ТК – это опять же общий косвенный фактор. Он должен выполняться по умолчанию.

Интересно, что такой же «технологический» подход применяется, например, в Турции и Китае. Посмотрите сводки: там, как и в России, катастрофы на шахтах – повсеместное явление. Фактически, в этих странах политика производственной безопасности – это такой большой конструктор по модернизации рабочих мест. А скрепляется все это многочисленными формальными нормами и правилами. Вы видели правила охраны труда на предприятиях угледобычи? Это тома!

И есть противоположные примеры. Например, американские или немецкие угледобывающие компании. В Германии на шахтах в Рурской области (они доживают последние дни и будут закрыты к 2018 году) при схожести технологических систем аварии за десятки лет можно пересчитать по пальцам. Тут, наверное, есть и ментальный фактор: немцы, в принципе, дисциплинированнее нас. Но я уверен, что дело все-таки в самой политике производственной безопасности.

Немецкая, англосаксонская, американская, японская системы – это мотивационные системы. Причем работают они не только и не столько на уровне клерков, сколько на уровне рабочих профессий. У нас же с рабочими вообще не привыкли работать менеджеры по персоналу. Хотя на этом уровне тоже нужен грамотный HR. Например, не могу утверждать точно, но я не раз слышал, что на наших шахтах сотрудники периодически позволяют себе курить. Понятно, что это полная безответственность даже с точки зрения личной этики. Но еще это и провал политики охраны труда. Конечно, за курение полагается наказание, это нарушение инструкций, нужен штраф. Но штраф – это всегда компромиссная стимулирующая мера. Тебя могут поймать, а могут не поймать. Тотальный контроль невозможен.

В мотивационной же системе само соблюдение правил рассматривается как положительный результат, за который может следовать вознаграждение, в том числе и материальное. У шахтера на рурской шахте, даже если ему захочется, просто не будет времени и возможности курить. Но при этом он знает и свои нормы эффективности и знает, что за их стабильное выполнение полагается вознаграждение. Курить, в результате, – не только безответственно, но и неразумно, это снижение собственной эффективности. Это самый простой пример. Если вникать в распорядок дня российского шахтера, таких примеров будет немало.

Поэтому какими бы ни были причины аварии на «Распадской», человеческий фактор там свою роль сыграл. А значит, важно думать не только о модернизации, но и о мотивации.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. самые свежие новости Украины России и мира сегодня за последний час..