Прошлое и будущее отечественных инноваций

17.05.2022

Современная Россия является носителем уникального исторического опыта, полученного в советский период. Для развития стратегически важных отраслей создавались города с высокой концентрацией интеллектуального и научно-технического потенциала (с 90-х годов именуемые «наукоградами»), это стало следствием государственной политики СССР по обеспечению национальной безопасности и конкурентоспособности страны. Наукограды в СССР начали строиться на полтора — два десятилетия раньше, чем произошло зарождение общемировой тенденции строительства специальных научных поселений и технологических парков. Они сыграли выдающуюся роль в создании и развитии таких ведущих отраслей как авиастроение, электротехника и электроника, аэрокосмическая отрасль, атомная энергетика, а также создание ядерного щита страны и разработка передовых вооружений.

Колоссальный научный опыт получили легендарные академгородки, Новосибирский, Иркутский, Красноярский, Киевский. Всему миру сегодня известны разработки самых первых закрытых городов, например, Королев, Жуковский, Арзамас-16 и других.

На рубеже 80-х — 90-х в результате реформ, возникший системный кризис негативно отразился на социально-экономическом состоянии городов и отраслях экономики России. В особо критическом положении оказались монопрофильные города и наукограды. Новые политические и экономические условия создали реальную угрозу для сохранения наукоградов в их качественной определенности. Фактически достигнутый научный потенциал быстро деградировал, не говоря о том, что большая его часть была экспортирована на Запад.

Исторический экскурс в прошлое, по моему мнению, имеет большое значение сегодня. Прежде чем вести речь о современной российской модернизации и повышении инновационной активности нужно тщательно изучать опыт страны, первой отправившей человека в космос.

Сегодня, например, когда много говорится о создании «российской кремниевой (силиконовой) долины» хочется задаться вопросом общей целесообразности данного предприятия. Как можно с нуля за короткий срок (президент Медведев заявлял о том, что времени терять нельзя), фактически не имея базы и соответствующей научной школы создавать передовой инновационный центр? В условиях, когда за прошедшие 15-20 лет, Россия потеряла более 700 тысяч ученных.

Действующая власть отказывается от рациональных проектов, в пользу сомнительного копирования совершенно неприемлемого для сегодняшней России типа. Ведь американская кремниевая долина имеет богатую предысторию, она не была создана сиюминутно по указке одного человека, даже в США чудес не бывает. Еще начиная с пятидесятых годов прошлого века, велись разработки полупроводников, для дальнейшей разработки интегральных схем (необходимых для ракетной и авиа-космической техники). То есть основа этого направления создавалась фактически по государственному заказу США, а уже только десятилетия спустя они были преобразованы в технологии для массовых «мирных» компьютерных технологий благодаря бизнесу. У западных передовых разработок прослеживается определенная эволюция. Прежде чем стать предметом массового потребления, особенно в условиях холодной войны, инновации сперва удовлетворяли потребности оборонной промышленности. То есть получается, что изначально процессор, которыми сегодня укомплектованы наши с вами компьютеры, создавался для электронной начинки межконтинентальных баллистических ракет (например, для Минитмен-2). Уже затем играл свою роль бизнес, который в лице одной компании делал оружие, а в лице другой компании – производил персональные компьютеры на основе тех же самых микросхем. То есть, фактически, бизнес «конвертировал» технологии одного назначения на совершенно другие цели, исходя из рыночной конъюнктуры.

В СССР были свои уникальные разработки, однако, из-за бюрократической ловушки, в которую страну завели партийные функционеры, электронная начинка советских военных бортовых компьютеров не вылилась в массовое производство отечественной гражданской компьютерной и бытовой техники. Вместо этого борцы за мир, вроде Горбачева, просто напросто уничтожили те же ракеты, которые помимо ядерного боезаряда представляли собой сгусток передовой инновационной мысли, а она элементарно могла быть перестроена на мирный лад. Подобных примеров за последние 20 лет, к сожалению, десятки.

Таким образом, мы похоронили тот задел, который сегодня мог работать на благо общества, в самых разных сферах. От бытовой электроники, до тех же ракет, которые в отличие от якобы «новейших» аналогов (например, Булава) летали бы исправно. Как вывод вышесказанному, хочу отметить, что копировать сегодня Запад по части повышения инновационной активности бизнеса – нельзя, это не имеет смысла. Они, действуя более решительно, уже прошли значительный путь, оставив нас далеко позади, да не без помощи наших же ученных, которые стали в девяностые годы ненужными на Родине.

Вернемся к сегодняшней ситуации. Национальный научный фонд США опубликовал статистическую сводку по глобальной динамике научно-технического развития в мире за 1995–2009 годы. Сегодня самыми быстрыми темпами наука развивается в КНР. В России основные показатели научно-технического развития не растут, а снижаются . Очевидный вывод: рывок Китая по наращиванию научно-технического потенциала дал сногсшибательные результаты. Расходы на науку в КНР 10 лет стабильно растут более чем на 20%. Китай уже догнал США по количеству научных работников: в обеих странах – по полтора миллиона ученых.

Что в России? Постоянное снижение числа научных работников. В 1990 г. их было 1 млн. 300 тыс., в 1995 г. – около 600 тысяч. Сегодня – около 376 тысяч. Вот и весь наш научный потенциал – а именно от него зависит инновационная активность.

Здесь еще необходимо правильно понимать суть этой активности. Например, будет ли называться инновацией покупка, к примеру, российским предприятием пусть и современной, но уже использующейся европейской линии производства? Думаю, что нет. Тогда как покупка европейского патента и разработка на его основе уникальной, не имеющей аналогов, но российской линии производства уже вполне может считаться инновацией. В первом случае мы всего лишь выпускаем западный по происхождению продукт, притом чаще всего по лицензии.

Как уже было сказано, инновационная активность бизнеса напрямую зависит от научного-инновационного потенциала и, безусловно, от желания использовать этот научный потенциал. К сожалению, современный российский бизнес в первую очередь больше страдает не от нехватки научного потенциала, а от нежелания инвестировать в долгосрочные инновационные проекты. Нашему собственнику это просто невыгодно, любому предприятию гораздо интереснее содержать 100 мастеров, вместо того, чтобы внедрять передовое автоматизированное оборудование, потому что период окупаемости такой реструктуризации несколько лет, а дешевый российский человеческий труд дает прибыль уже сегодня. Такой пример показывает сущность современного российского бизнеса. Не говоря в целом об экспортно-сырьевой зависимости.

Поэтому для того, чтобы поднять уровень инновационной активности, необходимо серьезное государственное вмешательство. Используя уникальный опыт советских наукоградов и академгородков, сегодня, на их основе необходимо продолжать развитие ОЭЗ (Особые экономические зоны) и привлекать таким образом бизнес в науку. В частности, необходимо развивать их технико-внедренческое направление. Технико-внедренческие особые экономические зоны, ориентированы на развитие высоких технологий – создание научно-технической продукции, разработку компьютерных программ. Существуют еще промышленно-производственные особые экономические зоны, занимающие большую площадь, они ориентированы на производство и переработку товаров, и их последующую реализацию. Они различаются по своим задачам и по тем инструментам, которые применяются, но и те и другие могут стать точками роста, для чего и должен быть создан особый налоговый режим и другие благоприятные условия (см. приложение 1).

В настоящее время в России создано 13 особых экономических зон: две промышленно-производственные, четыре технико-внедренческие и семь туристско-рекреационных. Завершается организационный процесс создания портовых ОЭЗ.

Мне удалось посетить одну из таких ОЭЗ на территории наукограда Дубны, это проходило в рамках дискуссии на тему «Новая глобальная реальность и стратегия развития России». Место, конечно же, было выбрано не случайно. Руководитель территориального управления РОСОЭЗ Дубна, Александр Рац до начала обсуждений провел небольшую экскурсию и рассказал немного о компаниях-резидентах. Присутствуют там и уникальные медицинские разработки в области онкологии. Не имеющие аналогов образцы медицинской техники диагностики, новейшие методы радиационной медицины. Разработки в революционном направлении – нанолекарственных препаратов. Производство строительных материалов из композитных элементов. И многое другое. На фоне этих разработок силиконовая долина Медведева представляется не иначе как блефом.

Однако не хватает государственной поддержки. Например, одна из компаний-резидентов, производящая элементы авиационного оборудования, по причине нехватки заказов в России, вынуждена поставлять свою продукцию для The Boeing Company, в то время как наши производители самолетов закупают схожее оборудование на Западе. Или уже упомянутая компания-производитель композитных материалов, которая получила возможность строительства бетонных укреплений на небольшом участке сочинской трассы (в рамках подготовки к Олимпиаде 2014 г.), однако, далее этого участка вновь продолжили заливку бетоном, который многократно дороже и экологически нестабилен. На лицо нехватка здравого государственного регулирования бизнеса в пользу передовых инноваций.
РОСОЭЗ на сегодняшний день подвергается шквалу критики. Многие эксперты смотрят на это как на очередную налоговую брешь для крупного бизнеса. Поэтому, нужна политика, причем жесткая. Прежде всего, необходима помощь тем компаниям, которые готовы предложить уникальные разработки, а не устаревшие технологии добычи, переработки и производства. Все здесь упирается в политическую волю, которая у современной власти попросту отсутствует. Что касается возможностей, то их у нас предостаточно. На примере Китая, сегодня, очевидно, что инновационный прорыв с нуля это реальность. Не говоря уже о наших, отечественных исторических примерах, на которые, кстати, в свое время ориентировался тот же Китай и многие другие страны. Не имеет права богатейшая в мире ресурсами (как природными, так и интеллектуальными) страна превращаться в экспортно-сырьевой регион, где величайшим достижением принято считать строительство очередного трубопровода.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. самые свежие новости Украины России и мира сегодня за последний час..