Как новый премьер спасет экономику Японии

09.03.2022

Пока Россия готовится к старому Новому году, Япония потихоньку привыкает к старому новому премьеру Синдзо Абэ. После эффектной победы на парламентских выборах под лозунгом (ни много ни мало) «Я верну Японию» Абэ принялся исполнять обещанное.

Первой на изменения в политике отреагировала экономика. Индекс Токийской фондовой биржи NIKKEI весь декабрь демонстрировал оптимизм и еще до инаугурации нового кабинета впервые за 9 месяцев пробил отметку в 10200 пунктов. Объемы торгов при этом достигли уровня, невиданного с начала 2011 года. Воспрянул духом и валютный рынок, где иена продолжила свое падение по отношению к доллару и к концу декабря докатилась до отметки в 85 иен за один greenback. Для построенной на экспорте японской экономики это прекрасная новость, поскольку дешевая иена повышает конкурентоспособность японских товаров за рубежом.

В общем, не успел Абэ стать премьером, а жить стало лучше, жить стало веселей. В чем секрет?

Экономика не должна быть экономной

Объяснений, как всегда, несколько. Самое первое и самое очевидное: японский бизнес весьма обрадовался самому факту возвращения либеральных демократов во власть. ЛДП с давних пор была «политическим крылом» дзайкая – японских финансово-промышленных кругов. Дзайкай всегда щедро спонсировал либеральных демократов, и те отвечали взаимностью: обеспечивали комфортный режим для крупного бизнеса и помогали огромными заказами в трудные времена. Также боссы ЛДП и назначаемые ими бюрократы при выходе на пенсию могли рассчитывать на амакудари, «золотые парашюты»: непыльные и высокооплачиваемые синекуры в крупных корпорациях.

Этот рай на земле был разрушен в 2009 году с приходом к власти Демократической партии. Спонсором демократов были и остаются в основном профсоюзы, да и политика ДП была несколько левее устоявшегося в Японии мейнстрима. По понятным причинам ни бизнес, ни бюрократы такому повороту не обрадовались и при любой возможности вставляли демократам палки в колеса и копья в паланкин. Но теперь все вернулось на круги своя, и дзайкай вздохнул с облегчением. «Довольно ребячиться, ступайте царствовать».

Но помимо чисто психологического эффекта от консервативного «контрпереворота» ралли на рынках вызвано и конкретными ожиданиями в отношении нового кабинета: Абэ пообещал своим избирателям и спонсорам не что-нибудь, а экономический рост.

Первый столп экономической политики нового кабинета – выход из дефляции, от которой Япония страдает практически без перерывов уже 20 лет. За этот срок страна с размаху угодила в классическую ловушку ликвидности: любые монетарные шевеления японского ЦБ не оказывают на реальную процентную ставку никакого воздействия, а сама ставка ЦБ при этом близка к нулю.

Абэ хочет добиться инфляции в 2% с помощью неограниченного количественного смягчения. Проще говоря, японский ЦБ должен включить принтер и гонять его без передышки, пока цены, чучелком ли, тушкой ли, не поползут вверх. Интрига здесь в том, что согласно действующему закону о ЦБ, правительство не имеет права диктовать Банку Японии монетарную политику. Сам ЦБ установил в качестве цели инфляцию в 1%, но получалось у него до сих пор плохо. К тому же, глава Банка Японии Масааки Сиракава – не фанат инфляции и количественного смягчения. Однако срок его полномочий истекает в апреле следующего года, и его преемника будет выбирать парламент, подконтрольный ЛДП.

Абэ пообещал назначить на важный пост более сговорчивого персонажа. Несложно представить, что у его дверей уже выстроилась очередь из сговорчивых. Если и это не поможет, Абэ, чья коалиция имеет конституционное большинство в нижней палате, угрожает принять новый закон о ЦБ, и теперь no strings attached. Короче говоря, инструментарий по выкручиванию рук здесь богатый. Настоящее монетарное дзюдо.

С высокой долей вероятности можно предположить, что принтеры Банка Японии ждет нелегкая работа. Ралли на рынках можно объяснить и такими ожиданиями: большая часть свободной ликвидности неизбежно перетечет в ценные бумаги, и праздник быка продолжится.

Дороги в обмен на инвалидов

Второй столп экономической политики Абэ – «бюджетная консолидация». Сиречь токийская резня бензопилой по социальным расходам. При демократах они изрядно подросли: в 2012 году социальное страхование, здравоохранение и пенсии съели 26 трлн иен (более $300 млрд), добавляя в год в среднем по триллиону. Для сравнения – общие расходы бюджета в 2012 году составили 90 трлн иен. Либеральные демократы решили, что терпеть это безобразие больше нельзя, и провозгласили идеалом социальную политику в духе «спасайся кто может». Это не шутка, а реальный лозунг: от идеологии 公助 кодзё («общественная помощь») новое правительство переходит к идеологии 自助 дзидзё («самопомощь»).

Впрочем, отрезать хвост щенку будут по кусочкам: летом предстоят выборы в верхнюю палату парламента, где у ЛДП большинства нет, а очень хочется. Поэтому здравоохранение с пенсиями на некоторое время оставят лежать, как есть. Пока громко говорят лишь о сокращении расходов на социальное страхование в объеме нескольких сотен миллиардов иен. Это капля в море по сравнению с 26 трлн соцрасходов и уж тем более мелко на фоне госдолга в квадриллион иен.

Вместе с тем для безработных, матерей и инвалидов сокращение пособий может быть весьма существенным. Урезание расходов бьет по этим незащищенным слоям непропорционально сильно и оставляет сомнения в целесообразности таких мер. Впрочем, получателями тех или иных пособий в Японии являются только 2,1 млн человек, и они – не электорат ЛДП, поэтому в политическом торге их интересами ожидаемо пренебрегают.

И действительно, есть дела поважнее. Абэ можно было бы осторожно назвать сторонником бюджетной консолидации, если бы не третий столп его экономической политики. Это старые добрые инвестиции в инфраструктуру. На это благое начинание планируется потратить 200 трлн иен ($2,4 трлн) в течение 10 лет. Радость финансово-промышленных кругов, оторвавших такой куш, переоценить трудно. Платить за удовольствие, как уже давно принято в Японии, будут будущие поколения, которым достанутся заботливо забетонированные предками реки и новые триллионы госдолга. Но будущие поколения либо еще не родились, либо не достигли совершеннолетия, либо манкировали выборами, поэтому будут платить.

Все как при дедушке Нобусукэ

Новая экономическая политика Абэ – это классика японского консерватизма: социальные расходы с возу – кобыле крупного бизнеса легче. А если пол под кобылой тщательно (за бюджетный счет) заасфальтировать, то она, пожалуй, сама перейдет в галоп. Этот рецепт работал с 1950-х годов, когда главой правительства был родной дедушка нынешнего премьера Нобусукэ Киси.

Проблема в том, что в одну реку трудно войти дважды. У дедушки было молодое растущее население, дешевая рабочая сила и низкий госдолг. Внук планирует провернуть тот же трюк в самой пожилой стране мира с высоким уровнем жизни и госдолгом в 15 нулей после единицы. Не спорю, дефляцию и дорогую иену действительно нужно побороть, и вполне возможно, что Абэ это удастся. Оптимизация расходов – тоже важная проблема, но за счет одной лишь экономии на социальных расходах бюджет не сбалансировать. К тому же, любые подвижки в этом направлении сводятся на нет гигантскими вливаниями в инфраструктуру, раздувающими и без того непомерный госдолг. При этом далеко не факт, что эти инвестиции дадут значимый эффект – помимо процветания нескольких избранных строительных корпораций. Недостаток инфраструктуры – это последнее, от чего страдает Япония.

В общем, можно щелкнуть кнутом и крикнуть: «Пошла, старая кляча!» Старая кляча, возможно, даже пойдет. Но моложе и здоровее точно не станет.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. самые свежие новости Украины России и мира сегодня за последний час..